О Буш, ты – мир

Американский президент выдвинут кандидатом на Нобелевскую премию мира. За борьбу против терроризма. Норвежцами, кажется. Ну, это понятно. После того, как своих солдат отправила в Афганистан Румыния, сделать что-либо более, э-э-э… скажем, более экстравагантное, было непросто. Но жизнь не стоит на месте, и делать приходится.

Буш, понятное дело, еще не знал об этом, когда называл новый американский бюджет «бюджетом войны». Но даже если б и знал – что с того? Ведь война, что характерно, обычно заканчивается миром. Иногда не сразу, лет через пять, пятьдесят или даже сто, но ведь заканчивается? Значит, все правильно.

Но почему бы, спрашивается, не премировать заодно и товарища Сталина, пусть даже и посмертно? Исключительно для восстановления исторической справедливости. Его ведь усилия как-то раз тоже завершились установлением мира. И вполне прочного – аж на четыре с лишним десятилетия.

Тут главное – соблюсти строгость в критериях. И не размывать границы. Путину, например, премию не давать. Еще не заслужил. Да и последовательности ему не хватает. Вот если бы не игрался в зачистки, а прошелся бы по Чечне пятитонками, и желательно с обедненным ураном, тогда б тоже в соискатели выбился. А пока – увы. Недотягивает.

И не надо опасаться, что с кандидатами перебор случится. Наоборот, значительная экономия в нобелевских средствах образуется. Ведь на сколько-нибудь чувствительное миротворчество и силы немалые нужны, и время, и положительный результат. Да и, судя по всему, в ближайшее время кроме Буша других кандидатов не образуется. В этом году – за Афганистан, в будущем – за Ирак, потом за Иран, Корею, Кубу… Там, глядишь, и Путин с Шароном присоединятся, Чечню с Палестиной замирив до окончательности. В общем, перспективы, хоть и мутные, а есть. Только бы остановиться вовремя. А то, как говаривал незабвенный вице-губернатор, «всех лучших людишек перекончаем, а толку никакого не доспеем». Ведь не ради благостного завершения, а процесса для.

Ну в самом деле, какие еще могут на нынешнем белом свете развлечения нарисоваться? Сперва разглядеть врага, потом помочь ему реализоваться, претерпеть от него что положено (если у супостата не получается – можно и самому себя по левой щеке звездануть), а уж потом хватай парабеллум и давай, хоти мира со всей дури! Жаль даже жить в эту пору прекрасную.

Единственное, что вызывает искреннее любопытство,– как. Как именно будет происходить мутация гуманистического мировоззрения европейских интеллектуалов. Очень интересно будет понаблюдать. Потому как происходить сия мутация должна стремительно, десятилетий на это не отпущено – все ж на военный бюджет завязано, серьезные деньги. А значит, к будущему году идеология тотального миротворчества должна быть окончательно сформирована. В сущности, ничего такого нового и придумывать не надо – легкая коррекция и перестановка акцентов. И самое забавное, что все внутренне к этому уже изготовились. Осталось только дать команду.

На удивление удачно и вовремя все это сложилось. Человек, он слаб. А умный человек в особенности. Ума, как водится, палата, а глупости – саратовская степь. Трудно человеку без конкретного оппонента. Многополярные структуры в человечьем воображении, конечно, существовать могут, но как доходит дело до практического их применения – начинают рушиться и преобращаться в простые «север-юги», «восток-запады» и прочие диполи. Да что говорить, даже искусство… Есть враг – есть песня, нет врага – сплошная попса.

Так что, поживем еще немного. С ненавистью и любовью, с врагами и соратниками. Трудно, конечно, будет заново привыкать, все время на иронию будем сбиваться, но «шум смерти не помеха». Втянемся. Только бы Нобелевский комитет не подвел и присудил по справедливости.