Чача-ча

Уго Чавес вернулся! Пронунциаменто, дьябло, биржа гудит! Эх, веселая жизнь у латиносов – все разгромить, напиться, потискать девочек, прочувственно поговорить с народом, сплясать румбу-самбу-ча-ча-ча и устроить пышные поминки выбывшим из списка живых…

Что особенно приятно – ничего не меняется. Кажется, где-то году в 64-м, когда Суслов с Семичастным тихо смещали Хрущева, мой старинный приятель решительно записался в секцию спортивного пятиборья. Исключительно ради того, чтоб, овладев нужными навыками, как можно скорее отправиться на помощь боливийской или гватемальской революции.

Мог бы и не торопиться – революционно-освободительные перевороты происходили и происходят там практически перманентно, в соответствии со знаменитой метафорой Льва Давыдыча. Такая жизнь, такой быт, такое мировоззрение. Но неизменность местного колорита, что забавно, не остается вещью в себе, а сильно действует и на психику их великого северного соседа.

Принципы внешней политики Северо-Американских Соединенных Штатов выросли из непременного и деятельного участия янкесов в латиноамериканских праздниках жизни. Причем участия как частного, так и вполне государственного. А поменять в последние 150 лет эти принципы американцы просто не могли: и времени прошло немного, да и уж больно удачно все получалось. Лучшее, оно ведь враг хорошего. Так до сих пор и действуют. Недосвергнутый полковник Чавес назвал их политику макиавеллиевской, но при чем здесь лукавый флорентиец? Любая разжиревшая империя, в которой кончался запал прямого завоевания, занималась тем же самым. Американцы просто сохраняют контроль над окрестными (и удаленными) варварами.

Создают и откармливают внутреннюю оппозицию, организуют общественное мнение цивилизованных стран, поддерживают и технической помощью, и военными советниками… Потом еще раз, когда среди варваров сформируются новая элита и стремление к собственной политике. А методы, конечно, не меняются. Тут недавно в телевизоре показывали сюжет о трудной жизни белорусских оппозиционеров. Все в общем-то правильно, Лукашенко – тиран, демократия должна победить и всякое такое. Но вот откуда у бедной, погибающей почти оппозиции такие роскошные компьютеры и прочее матобеспечение? Загадка.

Впрочем, о белорусах, пожалуй, можно не беспокоиться. Уж чересчур они нам близки и родственны, как-нибудь переможемся. А вот темпераментные грузины, с воодушевлением уповающие теперь на всю мощь и силу штатовской дружбы, они-то еще никакого иммунитета против американской модели пронунциаменто не выработали. И относятся к представившейся возможности основательно уесть непокорных абхазов (а заодно и злокозненных русских) со всем пылом неофитов. Даже, кажется, не в шутку готовятся это исполнить. Вот только невдомек грузинам, что сами по себе они никакой ценности не представляют и числятся у янкесов в ведомости по разряду «банановых республик». В новом подразделе «мандариновых».

Так что, когда железные грузинские кони дорвутся до самого черного понта, а оставшихся абхазов распределят по лагерям беженцев, вдруг обнаружится, что никакого просперити за этим не воспоследует. Резонов нет. Точка приложения силы, элемент шахматной доски – есть. А какой-либо дополнительной пользы – увы. Не говоря уже о всяких энергетических потребностях, которые ни Штаты, ни Турция грузинам восполнять не станут. Только и останется горделиво отплясывать местную модификацию ча-ча-ча, прихлебывая чачу.

Потом пройдет пара-тройка пятилеток, Грузия опять примется сосуществовать с нами – деваться-то некуда, мы радостно забудем былые обиды и возлюбим их со всей российской дурью и беспечностью, и все, в сущности, будет совсем неплохо. Только зачем нужно было устраивать этот локальный скандал? Неужели так трудно посмотреть чуть дальше, чем просто в завтра?

По молодости долго не мог понять – зачем люди вообще скандалят? Зачем из гиперактуализации какой-нибудь мелкой частной детальки устраивают себе реальность жизни? Но постепенно осознал: люди – это вообще грустно.