Отгадка русской души

Я – русофил? Да вряд ли. Это перебор, пожалуй. Даже не патриот. Просто я здесь живу и дальше собираюсь так же поступать. И когда отдельные интеллектуалы заводят песню о том, какие мы, русский народ, уроды – я соглашаюсь. Уроды они и есть. Пусть наслаждаются самобичеванием, биением в грудь и плесканием в дерьме, раз им это так нравится. А взявшись вслед за Пушкиным твердить, что, мол, ленивы и нелюбопытны, пусть помнят заодно и про быка с Юпитером.

Черт, как же трудно это правильно выговорить. Не люблю, короче, ни русофилов, ни русофобов. Одних за фанатизм. Других за стеб и продажность. Но дело тут совершенно не в этом.

Мне моя всесторонняя нелюбовь долгое время не позволяла говорить что-либо плохое о русском народе. И даже словосочетание такое употреблять. Из принципиальных соображений. Точно так же, как странная контаминация убежденного язычества и территориально обусловленной лояльности к христианству не позволяют обсуждать специфические особенности православной веры.

Но тут, на днях, я нечаянно напоролся на решение вековечной загадки знаменитой русской души. И так, признаюсь, меня эта отгадка огорошила, что не могу более терпеть – скажу гадость.

Только, к сожалению, исключительно русскому народу сказать гадость не получится. Придется заодно и самому себе ее говорить.

Отгадка русской души заключается в том, что отдельно взятой русской души не существует. А существует она лишь в роевом (он же соборный, он же общинный, он же колхозный…) виде. Индивидуальности же наши, в которых можно пальцем ткнуть, души и вовсе лишены. Вследствие чего до крайности просты, инфантильны и безынициативны. Вот ровно как дубли у Стругацких.

Я попал случаем в один северный городок, где живут почти одни лишь мужики. Сто тысяч здоровых, работящих и много зарабатывающих мужиков. Со своими, впрочем, проблемами. Что, говорю, мужики, о проблемах думаете? А они мне и отвечают: мы не думаем. То есть думаем, но не знаем. Вот будет митинг, руководство придет, там и скажут. Что, спрашиваю, скажут? То, что вы думаете? Ага. В самую точку, говорят, попал. А сейчас отстань от нас со своими провокационными вопросами, ибо у нас разум закипать начинает, а что думать – мы еще не знаем. По шее, короче, тебе наваляем, чтоб в смущение не вводил.

Я сперва хохотать обидно принялся, а потом в зеркало глянул и в рефлектирующий сарказм отступил. Сам такой же. Цветок в проруби. По любому вопросу столько сомнений и противоречивых соображений наберется, что без митинга с руководством просто никак. В какой-то момент я от безысходности даже расщепление личности себе устроил. Что-то порядка пяти душ получилось. И старшего назначил. Вот теперь они в случае проблем собрание созывают и к общему мнению автоматически приходят.

А то ведь до чего доходило – не мог понять, хорошо я к своим друзьям отношусь или плохо, русский ли я народ или польско-армянско-еврейско-казацкий, что лучше для организма, диета или пост, ну и всякое такое.

Нет, конечно, особенной однозначностью я и сейчас похвастаться не могу, и даже внятно выговорить аргументацию того или иного решения не сумею, но зато точно знаю: если меня спросить – я отвечу. И такой ситуации, как у русского народа с вопросом о земле, у меня уже не случится. В крайнем случае запью от недоумения. А потом похмелюсь, с пятью внутренними голосами посоветуюсь и решу. Уж ежели я загадку русской души решить смог, что мне теперь не по плечу, а?! (Молчи, пятый номер, молчи, скотина, не смей свои похабные мысли на публику выносить! А ты, третий, не скалься, знаю, что ты думаешь – будто я совсем сбрендил. Ну вас всех к лешему, голова уже пухнет. Может, пойдем, сообразим на пятерых по маленькой, а, мужики?)