Непруха

Брошенный деревенский дом может простоять и десять, и двадцать лет. Хорошие, крепкие северные дома выдерживали и по пятьдесят – без хозяина. Нет, люди там, конечно, появляются иногда: переночевать, пошарить в поисках икон, прялок, самоваров, мебелишки какой ни есть… Растащат на дрова разные хозяйственные постройки, спьяну по окнам постреляют, могут сдуру новое окно на болото прорубить, но дом все терпит и держится. И кажется, что он вечный.

Но вот появляется человек, который хочет в нем жить. И первым делом пытается навести порядок – заменить нижние венцы, чуть приподнять матицу, поправить крышу, печную трубу перебрать… Вот тут все и начинает сыпаться. Сыпаться просто вусмерть. Половина бревен оказывается подгнившей, печь – просевшей, подпол – загаженным и забитым всяким хламом, а убери его, так и пол начнет проваливаться. В общем, выясняется, что «подправить» дом нельзя – развалится к чертовой матери.

Путинское правление началось с катастроф, продолжается с ними и скоро, кажется, только катастрофами и будет олицетворяться. За последние два с лишним года чрезвычайные бедствия валятся на нас одно за другим. Взрывы, лодки, башни, самолеты, наводнения, пожары… Дома разваливаются сами собой, ангар над последним «Бураном» самовозгорается, даже сбитые хохлами над Черным морем евреи и те оказываются нашими.

Уже начинают поговаривать, что Путин притягивает несчастья, что он невезучий, что другие вообще ничего ни делали – Брежнев, например, или разрушали, как Горбачев с Ельциным, и ничего такого не случалось. Этот же пытается «как лучше», а выходит гораздо хуже, чем всегда. Непруха.

На самом деле никакого отношения к невезучести и неудачливости все происходящее не имеет. Территория исчерпала свой ресурс. Вот, собственно, и все. Можно считать это «проблемой 2003 года», можно валить все на человеческий фактор и утрату навыков ответственного хозяйствования, но факт остается фактом. Этот организм подлечить, подправить, слегка подреформировать – нельзя. Он больше не вытягивает сам себя в существующем виде.

Да и бедолага Путин здесь в сущности ни при чем. Он разумный, дисциплинированный, ответственный работник. На порядок более вменяемый и адекватный, чем все его сумасбродные и маразмирующие предшественники. Но в сравнении с утомлением огромной не страны даже, а именно территории – живого, целостного организма – это нельзя считать не то что аргументом, фантомом иллюзии существования аргумента считать нельзя.

А территория и в самом деле устала. За последнюю тысячу лет ей хорошо если попалось четыре-пять приличных правителей – Иван III, Филарет, Екатерина, Николай I, да и все, пожалуй. Причислить к этому списку Петра, Грозного и Большого Джо – рука не поворачивается, а все остальные – и говорить нечего. Как тут не устанешь?

И ничего с этой усталостью не поделаешь, никакими реформами не победишь. Пространство словно издевается над всеми попытками навести порядок. Вот, скажем, последний самолет – он ведь упал аккурат после того, как в стране началась новая жизнь, прокурорский беспредел прекратили, деньги с автомобилистов брать перестали, милиции с армией зарплату повысили, тарифы на газ увеличили, даже регистрацию юрлиц упростили, уж куда, кажется, еще? Скоро на профессиональную армию перейти обещаем, землю продавать начнем, какого, спрашивается, рожна? А самолеты все равно падают, пусть по вине швейцарских диспетчеров, но самолеты-то наши. А наводнение продолжается, а тайга горит...

Есть только один способ «подправить» безнадежный дом. Надо разнести его по бревнышку, разобрать фундамент и сложить все заново, заменяя негодное, трухлявое гнилье свежими бревнами. И только не унывать. Если лошадь устала – не надо ее нахлестывать, просто поднимите ей голову, дайте посмотреть вперед и увидеть будущее. Выше голову, лошади!