Свобода пресса

Если Ирак не сдается, он должен быть уничтожен. Если же Ирак сдается – он должен быть непременно уничтожен, потому что он просто маскируется. Вся покладистость Ирака и готовность разоблачиться перед мировым сообществом есть худший вид злонамеренного сопротивления законному желанию Америки уничтожить Ирак.

А как иначе? Военный бюджет увеличен, новое оружие изготавливается, заказы на еще более новое уже размещены; налогоплательщики просто не поймут, если вся истерия, инспирированная 11 сентября, закончится всего лишь бомбардировкой афганских гор и пустынь. Тем более что это было давно и уже забылось.

А у Хусейна – дворцы, а у Хусейна — танки, нефтяные вышки! Представляете, как все это будет эффектно гореть и взрываться на CNN? Какие, к черту, удовлетворительные результаты инспекции! Их просто не может, не должно быть, а значит – незачем и рассчитывать на них.

Никаких возражений, собственно, и нет. Большая политика большой империи, тут возражать просто бессмысленно. Да и какое мне дело до Америки с Ираком? Но вот что забавно, американские СМИ почему-то не клеймят дружным хором своего президента, и его администрацию, и всю американскую военщину за нескрываемое желание развязать античеловечную бойню. Даже не пытаются меланхолично и цинично разъяснить всю абсурдность однообразных нападок на Саддама в сравнении с совершенной объективностью нефтяных интересов Америки. И происходит все это не по просьбе Буша, а исключительно по велению журналистского сердца и совести. Интересно было бы посмотреть, что случилось бы с теми редакциями, которые попробовали бы не послушаться этого веления. Совершенно неоплачиваемая свобода слова стала бы их новым призванием, надо думать. Или какие иные, менее приятные приключения.

Недовольство наших СМИ предложением «самообуздаться», поступившим от власти, совершенно понятно – кому ж такое предложение понравится? Но как иначе напомнить людям, вконец одуревшим за последние десять лет от абсолютно внеморальной вседозволенности, что следует соблюдать хоть какие приличия? Просто сказать: стыдитесь? Или надеяться на внезапное становление внутренней этики?

Кажется, такие способы не работают. История с освобождением Закаева из-под стражи наверняка будет подана нашими газетами и телевизором как очередной случай недоумия и бездарности российской прокуратуры. И это тоже, отчасти, справедливо. Но должна же быть еще и некоторая солидарность со своим государством, пусть так неудачно и представленном прокуратурой. Или нет?

Логика даже наиболее совестливых журналистов крайне проста: если мы не будем регулярно и настойчиво оппонировать власти, она сядет нам на шею. Логика власти тоже лишена изысков: раз журналистов нельзя купить (все уже купленные), значит надо надавить. Обе дуры. Причем настолько закостеневшие, что договориться просто, по человечески, уже, кажется, нельзя.

Утешает другое. Государству в какой-то степени проще. В смысле давить. И поскольку это давление будет возрастать и разнообразить свои формы, журналистам придется совершенствовать свои реакции и контраргументы. Осваивать новые ниши, учиться стилям и жанрам. Даже развивать в себе сдержанный патриотизм. В результате — если принять во внимание, что объективные обстоятельства никак не позволят власти в ближайшие лет пятьдесят достичь той могучей авторитарности, что была нормой в прежние годы, — в результате выиграют все. Регулярная взаимная порка снабдит СМИ этикой и совестью, а власть – разумной осторожностью и опасливостью. Ведь и для того, чтобы приучить публику отвечать любовью на ненависть, подставляя под удар вторую щеку, сперва долгое время приходилось воздавать сторицей, отрубать посягнувшую руку и выкалывать оба глаза. Жаль даже жить в эту пору прекрасную…