Привет, мутанты

Забавный случай был у нас в батальоне – велело как-то начальство прислать докладчика на семинар по свободе личности. Бросились искать, ан личности-то и нет. Командиры есть, рядовых тоже хватает, а вот с личностями какая-то ерунда. Посуетились немного и плюнули. А вот в соседнем гарнизоне, в стройбате, двух болезных-таки нашли. Один припадочный, другой шизофреник. Посмотрел на них комдив и говорит: ну, не бойцы. Значит – будут личностями. Так с тех пор и повелось.
       Если не принимать во внимание весь тот абсолютно непристойный хай, который поднялся на НТВ после ареста Гусинского, а не торопясь пролистать утренние газеты, то выясниться, что и там нельзя сыскать хоть мало-мальски внятной и честной точки зрения. Приходится с грустью признать, что гг. демократические журналисты до того себя либерализовали, что собственного мнения у них не осталось вовсе. А то что они таковым полагают – есть подсознательное (или полусознательное) следование пожеланиям заказчика. Пройдет еще пара месяцев, и в наших СМях не останется ни одного «просто журналиста и человека». Мутируют, бедолаги, под натиском демократической истерии и давлением политической «джинсы». Что, согласитесь, забавно. Внутри советского агитпропа их отцам и старшим товарищам кой-как удавалось сохранять некоторую порядочность и человечность.
       «Коммерсантъ» своего мнения, разумеется, сказать не захотел. Уж больно вопрос щекотливый – попробуешь высказаться, так потом тебя свои же коллеги заклюют. Потому «Ъ» сделал это при помощи подробного изложения дела «Русского видео», по которому парится знатный еврейский конгрессмен. Дескать, объективные основания для посадки таки есть. Что радостно подтверждает и Березовский: уж такое у нас, братцы, законодательство несовершенное, что вся Россия сидеть должна. Прав Абрамыч, только вот не забыл бы в суматохе, что и он к достижению такого великолепного несовершенства руку приложил. Зато, повествуя о назначении Кадырова главой Чечни, «Коммерсантъ» своего мнения высказать не побоялся. Оно и понятно: Кадыров первым условием поставил контроль над финансовыми потоками, так что не миновать ему сделаться пособником боевиков, марионеткой Кремля ну и всем остальным, что пожелают навесить на него демократические журналисты.
       «Сегодня», понятное дело, превратило Гусинского в первую жертву надвигающейся диктатуры. И в самом деле – стоило, буквально, думцам не одобрить все кремлевские поправки к соцналогу, как Гусь уже в камере. А почему? А потому что в свой жестокий век восславил он свободу. И все, глядя на него (даже депутаты!) себя свободными ощущали. Теперь – кукиш. Диктатура наступает. Надо визжать изо всех сил и неважно что.
       «Независька» пошла еще дальше «Коммерсанта» и намекнула Кремлю, что если Гуся выпустят – это будет поражением власти. Но в целом детище Третьякова сохранило нейтральный тон, поспешив отмести всякую связь между арестом олигарха и свободой слова. Ей Богу, жаль, что сам Виталий Товиевич в сегодняшнем номере не случился. Он-то, пожалуй, единственный, кто еще может достать из себя честное и логичное мнение на такие вот неудобные темы. С другой стороны, ему за Бабицкого изрядно дерьма досталось. Может, на этот раз решил не высовываться?
       «Известия» решили поступить мудрее всех. Они не позволили себе почти ни одного намека, а просто рассказали – кто такой Гусинский, как и за что он посажен в СИЗО и что такое Бутырская тюрьма.
       Примерно то же происходило, видимо, вчера и в самой Бутырке. Как сообщили РИА «Новости», Гусинский зашел в камеру, поздоровался с каждым и немного рассказал о себе. Так прямо и слышится: здравствуйте, люди. Я барыга, погоняло мое – Гусь, лепят мне 159-ую, пункт 2. И в ответ: здравствуй и ты, мил-человек. Мы тебя знаем, фильмы по твоему ящику смотрим, дело у тебя хорошее. А что на нары попал – не печалься. Всякий барыга их не минует. Так жизнь устроена.