НАТО меньше пушек

Экономический кризис заставляет страны НАТО серьезно урезать военные бюджеты

На неформальной встрече министров обороны стран ЕС на прошлой неделе глава французского ведомства Эрве Морен предрек Европейскому союзу в будущем статус протектората США и Китая, если Европа не займется всерьез укреплением своих военно-политических возможностей. Старый Свет теряет интерес к вооруженным операциям, а кампания в Афганистане, в которой тем или иным образом участвует большинство стран Европы, способна окончательно отбить у них охоту к боевым действиям – за бессмысленностью приносимых жертв.

Однако куда больший урон военному строительству наносит экономический кризис. Все значимые государства ЕС ведут титаническую битву против бюджетных дефицитов, стремительный рост которых угрожает будущему единой валюты и вообще экономическому процветанию сообщества.

Предстоящее утверждение государственных бюджетов крупных стран обещает разочарование тем, кто надеется на возрождение Старого Света в качестве действенной единицы в области обороны и безопасности. Волна сокращений докатилась до ассигнований на армию.

Так, шокирующие сведения распространяет британская пресса. По данным утечек, в рамках общего сокращения дефицита бюджета, одного из самых высоких в Европе ($240 млрд), урезания оборонных расходов составят от 10% до 20% (самые панические прогнозы сулят даже 25%). Экономия затронет то, что составляет предмет национальной гордости Великобритании, – флот и авиацию. Предусматривается сокращение численности армии – нынешние сто тысяч считаются дорогостоящими и избыточными, тем более что в Афганистане – а это ныне главный фронт – воюют всего 10 тысяч британцев.

Правительство обещает сохранить главный статусный атрибут – ядерное оружие, хотя все признают, что содержание четырех подводных лодок, оснащенных баллистическими ракетами, как минимум одна из которых постоянно находится на боевом дежурстве, обходится Лондону очень дорого, а их предстоящая модернизация будет стоить десятки миллиардов. Либерал-демократы, младший партнер по коалиции, с удовольствием вовсе отказались бы от этой ноши, но консерваторы на столь радикальный пересмотр положения страны в мире пока не готовы.

К масштабным сокращениям готовятся и в Германии. Предполагается, что из общего объема экономии (80 миллиардов евро в 2011–2014 годах) как минимум 9,3 миллиарда придется на бундесвер.

Берлин и так, по мнению союзников по НАТО, тратит на оборону меньше, чем мог бы, – не более 2% ВВП (США тратят 5%). А дальнейшее урезание может и вовсе поставить под сомнение способность Германии выполнять союзнические обязательства.

Критики планов правительства, например, бывший министр обороны Рудольф Шарпинг, утверждают, что оборона и безопасность – основополагающая функция любого государства, и подходить к ней исключительно с фискальных позиций недопустимо. Мир не становится безопаснее.

Растущий пацифизм Европы вызывает все большую озабоченность в США. Министру обороны Великобритании Лайаму Фоксу пришлось ехать к своему американскому коллеге Роберту Гейтсу, чтобы заверить его, что планируемые сокращения не повредят обязательствам. До сих пор Великобритания остается единственным союзником по НАТО, на которого Соединенные Штаты могут положиться в ведении реальных боевых действий. Остальные либо не обладают необходимым потенциалом, либо в основном готовы выполнять тыловые функции, как та же Германия. Любопытно, что, вернувшись из Вашингтона, Фокс изменил точку зрения. Он выступил против планов собственного кабинета, призвав ревизоров к сдержанности. Проблема усугубляется тем, что

в самих США осознают: без значительных сокращений ассигнований на военные нужды справиться с гигантским дефицитом бюджета и государственным долгом не удастся.

Эксперты из авторитетного Центра стратегических и бюджетных оценок подсчитали: если не предпринять срочных действий, в 2018 финансовом году расходы по обслуживанию госдолга превысят военный бюджет США. Это означает, что в ближайшие три года неизбежны драконовские меры. Специально созданная рабочая группа по устойчивой обороне, которую, впрочем, обвиняют в предательстве интересов безопасности, предложила сокращения на общую сумму триллион долларов за 10 лет. Гейтс говорит о более скромных цифрах – 100 миллиардов за пять лет (на 2011 год пока запрошен бюджет, превышающий 708 миллиардов). Однако радикальные планы урезания очень встревожили военных, которые по-прежнему тащат бремя двух войн.

Глава Объединенного комитета начальников штабов Майкл Маллен в начале лета признал, что главной угрозой безопасности США является не «Аль-Каида» и не Китай, а дефицит бюджета.

На этом фоне параллельное разоружение Европы некстати для американского руководства, потому что делает фактически невозможным перекладывание хотя бы части ответственности на союзников. Но заставить их повышать оборонные расходы Вашингтон тоже не может – у всех своя экономическая правда.

Одним из способов экономии с сохранением боеспособности является большая координация между европейскими странами и распределение обязанностей. Об этом говорилось и на недавней встрече министров. Тут возникает другое препятствие – США и их наиболее близкие союзники в Центральной Европе довольно нервно реагируют на любые попытки создания параллельных НАТО структур или связей в сфере безопасности. Соединенные Штаты открыто не выступают против идеи «европейской обороны» в рамках ЕС, тем более что дальше разговоров дело не идет, но подозревают в этом попытку сократить американское влияние в Европе.

Угасание европейской воли к схватке – следствие длительного и стабильного мира в Старом Свете, а также неблагоприятных изменений в демографической структуре общества – сокращения населения вообще, трудоспособного в особенности, и нарастание бремени социальных трат.

Новое раздувание американского военного бюджета после сокращений, которые последовали за холодной войной, – феномен чисто политический. Чем обширнее распространялось влияние США, ощутивших себя единственной сверхдержавой, тем больше возникало противодействия, то есть угроз (реальных или воспринимаемых как реальные), на которые надо было реагировать. Сейчас процесс пошел вспять – Америка начинает осознавать границы возможностей, а чтобы их сбалансировать, нужны сокращения. Но наращивать расходы всегда много легче, чем сокращать: стеной встают корпоративные интересы.

Кризис в трансатлантических отношениях продолжится. США и Европа, формально подтверждая союзничество, все меньше способны сойтись в том, что является его практическим наполнением. Каждая из сторон рассчитывает получить от другой в области безопасности больше, чем та готова дать. Что бы ни было написано в новой стратегической концепции НАТО, которая ожидается в ноябре, альянсу придется понизить планку амбиций и сократить охват действий.

Это может привести США к поиску новых партнеров в Евразии, дееспособных в военном отношении. В более долгосрочном плане, возможно, Америка начнет всерьез пересматривать внешнеполитические подходы, чтобы больше опираться на дипломатию, чем на силовое преимущество. Но это не сразу. Прежде (после Обамы) вероятна еще одна попытка утверждения лидерства Вашингтона силой. Кстати,

с такими тенденциями можно забыть о красивой идее Барака Обамы по избавлению мира от ядерного оружия. Если крупным державам придется согласиться со значительными сокращениями расходов на разные статьи развития вооруженных сил, роль ядерного потенциала повышается – и как элемента сдерживания, и как статусного атрибута.

В общем, как говорили раньше, залога мира во всем мире.