Неприступный Бантустан

Никакой внешний враг не сумел бы так подорвать репутацию новых независимых государств, как это сделали их собственные руководители

Приговор украинскому экс-премьеру Павлу Лазаренко американский суд вынес на следующий день после того, как Киев отметил 15-летие провозглашения независимости. Совпадение красноречивое. Ведь подсудимый — яркое олицетворение постсоветской реальности.

Политик-олигарх с обширными связями, большими деньгами и гигантскими амбициями — явление на наших просторах заурядное. Подобные персонажи возникали на властном горизонте, наверное, каждого государства СНГ. Большой куш, который сулил раздел наследства СССР, манил авантюристов и просто предприимчивых людей. Тех же, кто искренне стремился осуществить преобразования на благо своих стран и народов, творившийся вокруг гигантский «распил» искушал доселе невиданными возможностями. Победивших соблазн оказалось в разы меньше, чем тех, кто с ним не справился.

Когда семь лет назад Павел Лазаренко попросил убежища в США и был арестован, больше всего поражали не предъявленные обвинения, а «техническая» деталь, которая почему-то мало у кого вызвала тогда удивление. Недавний руководитель крупной европейской страны перемещался по миру с невесть как приобретенным панамским паспортом.

Проворовавшийся премьер — не постсоветское изобретение, и в европейской, и в азиатской политике примеров хватает.

Подложные или сомнительные документы тоже встречаются сплошь и рядом. Но пользуются ими, как правило, не сами титулованные коррупционеры, а их криминальные подручные. Сочетание и того и другого в одном лице тоже бывает, но это уже африканская специфика, и к суверенным государствам, которыми руководят подобные деятели, относятся соответствующим образом. С Бантустаном можно вести взаимовыгодные дела, чем часто и занимаются моралисты из северного полушария, но воспринимать их вождей в качестве равноправных партнеров — нонсенс.

15 лет с момента крушения Советского Союза — повод для невеселых размышлений о том, на что надеялись и что получилось. Государственные мужи, несущие тяжкое бремя по управлению всем этим хозяйством, вздыхают и горько сетуют на несознательное (отсталое, незрелое, безответственное — нужное подчеркнуть) общество. На качество доставшегося им человеческого капитала, который, мол, оставляет желать много лучшего. Понятно, что делают они это не публично (на трибуне все «за народ»), а в задушевных разговорах друг с другом или с приближенными журналистами «не для цитирования». Журналисты же, проникнувшись глубиной проблемы, потом старательно доносят до провинившегося общества эту мысль: мол, мы (вы) сами виноваты, что у нас (вас) такая власть. Они бы рады, но социальные условия не созрели. Вот и приходится так, на ручном управлении. Их пожалеть впору…

Любой нормальный человек в любой из постсоветских стран согласится: состояние общества крайне прискорбно, распад прежнего жизненного устройства, тоже весьма далекого от идеала, спровоцировал выброс, наверное, худших проявлений. Незрелость и гражданская безответственность — вещи тоже очевидные, да и не могло быть иначе после десятилетий репрессивного патернализма. Но дальнейшие умозаключения из разряда «имейте ту власть, которую заслуживаете» теряют убедительность, если посмотреть на события с точки зрения ответственности правящего класса. Он, кстати, в общем, не сменился, странами СНГ управляют либо выходцы из советской номенклатуры, либо их наследники и воспитанники.

Если вернуться к истокам нашей последней революции, придется признать: в критические периоды народы проявляли больше мудрости и ответственности, чем те, кто брался их куда-то вести. На рубеже 80–90-х годов в обществе накопился мощный позитивный заряд. Интуитивное осознание тупика, в который зашла коммунистическая сверхдержава, пробудило активность масс и породило искренний энтузиазм. Конечно, охвачена им была лишь малая часть населения, но на самом деле более значительная, чем можно было ожидать.

Как же лидеры перемен использовали выданный им кредит? Они явили миру целый букет качеств. От непрофессионализма (который нанес наибольший ущерб, но, пожалуй, достоин некоторого снисхождения — катаклизмы такого масштаба поставят в тупик кого угодно) до чудовищного властолюбия, жадности, неразборчивости в средствах, человеческой мелочности и глупости.

Никакой внешний враг не сумел бы так подорвать репутацию новых независимых государств, как это сделали их собственные руководители.

При анализе потрясений заманчиво ссылаться на законы исторического развития и волю рока. Действительно, многое было предопределено задолго до того, как случилось. Но зачем же умалять роль тех, кто был орудием (отнюдь, кстати, не слепым) этого самого рока? Практически все, что происходило на территории империи с конца 1980-х годов — от собственно кризиса и распада СССР до войн и политических противоборств последующего периода, имело конкретные причины и определенных авторов. Последние, как правило, самозабвенно сражались за власть, упаковывая собственные меркантильные цели в красивые идеологические лозунги и безрассудно вовлекая сограждан в разбирательства.

Неверие народа в идеалы, безразличие к политике, ненависть к успешным, ностальгия по уже подернувшемуся туманом прошлому — все это плоды рук человеческих. Результат усилий той элиты, что сокрушается теперь по поводу качества населения.

Самое забавное: по сути, те же люди, которые привели свои страны к этому состоянию, теперь с пафосом и скупой слезой в голосе говорят, что из чувства ответственности обязаны и дальше нести тяжкое бремя. В этом они не устают убеждать своих соотечественников, используя мощь пропагандистского аппарата и административной вертикали.

Если судить по целому ряду стран СНГ (прежде всего, по самой России), самосознание элиты переходит в новую, по-своему удивительную фазу. То, что раньше даже сами участники процесса считали отвратительной изнанкой трансформации, теперь облекается в обновленные идеологические одежды и становится основой возрождающейся державности.

Павел Лазаренко со своими жалкими сотнями миллионов и липовой ксивой кажется комическим персонажем. Счет давно идет на миллиарды, а их обладателям, будь то бизнесмены или политики (грань стремительно стирается), нет нужды метаться по миру с документами банановых республик — у них все в порядке с бумагами самой высшей пробы. Несчастному Лазаренко нанесли удар в спину, передав американской Фемиде украинский компромат. Поэтому современное поколение хозяев жизни тщательно заботится о том, чтобы, если, не дай бог, «наедут», дома это воспринималось исключительно как злая воля недругов и конкурентов Родины.

Дележ активов есть бесстыдное расхищение только до тех пор, пока им занимается кто попало. Как только за дело берутся настоящие патриоты-государственники, данное занятие немедленно приобретает благородное звучание.

И служит исключительно укреплению мощи и суверенитета родного Бантустана.