Тест на лидерство

Выборы пройдут, а Ирак останется главной головной болью любого состава конгресса и любой администрации

В Соединенных Штатах давно не было избирательной кампании, в которой до такой степени доминировала бы единственная тема. Борьба накануне промежуточных выборов в конгресс, которые пройдут в следующий вторник, сконцентрирована на проблеме Ирака. И, хотя, по опросам общественного мнения, своей главной заботой американцы все-таки называют состояние экономики (Ирак — номер два), это больше похоже на дань привычке. Масла в огонь подлила и статистика: за октябрь в Ираке погибли 104 военнослужащих США — месячный рекорд за все время войны.

Тема Ирака вылезает даже там, где речь, казалось бы, идет о мирных вещах. Главный скандал последних дней — шутка сенатора-демократа Джона Керри, который выступал в одном из калифорнийских колледжей. Говоря о важности образования, Керри заметил: «Те, кто плохо учится, потом увязают в Ираке». Сенатор имел в виду президента Джорджа Буша, однако республиканцы немедленно провозгласили, что Керри жестоко оскорбил всех американских военных, выполняющих долг на Ближнем Востоке.

Тем не менее стратегам Демократической партии удалось избежать повторения ошибки президентских выборов 2004 года. Тогда тот же Джон Керри, кандидат демократов, ввязался в дискуссию, почему он и многие его однопартийцы поддержали решение республиканской администрации вторгнуться в Ирак, а теперь яростно его критикуют. Сегодня демократы обличают не столько войну, сколько то, как Буш и его соратники ее ведут, указывая на непрофессионализм и отсутствие стратегии. Президентская команда в ответ заявляет, что террористы в Ираке резко повысили активность именно потому, что делают ставку на победу демократов. Любопытно, что примерно то же самое осенью 2004 года сказал президент Владимир Путин, решивший тогда поддержать своего друга Джорджа.

Однако выборы пройдут, а Ирак останется главной головной болью любого состава конгресса и любой администрации.

Большинство экспертов и политиков обеих партий сходятся в том, что Вашингтону придется радикально менять курс, причем делать это очень быстро, поскольку ситуация стремительно развивается в крайне неблагоприятном направлении.

Большие надежды возлагают на результаты работы группы по изучению Ирака — независимой комиссии, созданной в марте с одобрения Белого дома. Группа состоит из уважаемых представителей двух партий, а возглавляют ее республиканец Джеймс Бейкер (бывший госсекретарь США и ближайший друг семьи Бушей) и демократ Ли Хэмилтон, в прошлом конгрессмен и зампредседателя комиссии, которая расследовала события 11 сентября 2001 года. Предложения обнародуют после выборов, но многочисленные утечки позволяют составить представление уже сейчас.

Комиссия, скорее всего, предложит окончательно отказаться от базовой идеи, лежавшей в основе иракской кампании, — продвижение демократии и создание в Ираке не просто форпоста США, а эталона для всего региона.

Важная составляющая нового курса — изменение подхода к тому, на кого опираться в попытках стабилизировать ситуацию. Предлагается вступить в контакт с неисламистской частью сопротивления (иными словами — с националистами, среди которых много сторонников Саддама Хусейна) и привлечь их к управлению. Еще более серьезный шаг: наладить сотрудничество с соседями — Сирией и Ираном, содействие которых может принципиально улучшить обстановку в Ираке. Партнерство с нынешними противниками внутри и вне страны позволит, по замыслу комиссии, создать условия для постепенного вывода американских частей и размещения остающихся на нескольких базах — возможно, в самом Ираке, а может быть, и за его пределами, в лояльных государствах Персидского залива.

Как заметил автору этих строк близкий к администрации чиновник, до недавнего времени занимавшийся иракской проблемой, президенту будет трудно проигнорировать выводы группы по изучению Ирака. Во-первых, она включает в себя более чем авторитетных политиков. Во-вторых, в Белом доме понимают, что ситуация будет только ухудшаться, так что действовать надо быстро. Эксперты, настроенные наиболее пессимистично, предупреждают, что при нынешних тенденциях перспектива неконтролируемого распада Ирака станет реальностью. Это приведет к появлению — рядом с курдским и шиитским государствами — экстремистского суннитского анклава, который имеет все шансы превратиться в такой же оплот «Аль-Каиды», как талибский Афганистан.

Если кризис будет углубляться, то сбудется самый мрачный из республиканских кошмаров — президентом США в 2008 году вновь станет человек по фамилии Клинтон.

Между тем и сам экс-президент Билл Клинтон, и его жена Хиллари, имеющая наибольшие шансы стать кандидатом от демократов на следующих выборах, вызывают у республиканской общественности чувство, близкое к животной ненависти. Если утечки соответствуют действительности, то на Ближнем Востоке вероятна серьезная смена политического пейзажа.

Отказ от идеи продвижения демократии будет означать возврат к реалистической политике.

В ее основе интересы обеспечения безопасности с опорой на те силы, с которыми удается договориться. Такой подход, безусловно, найдет поддержку большинства авторитарных режимов региона, которые с большой тревогой следили за демократическим миссионерством США.

Новый курс может повлиять на отношения с Ираном и Сирией. Коль скоро Вашингтон будет вынужден обратиться к ним за помощью, понятно, что в ответ придется смягчить позицию по вопросам, не связанным с Ираком. Скажем, может несколько измениться атмосфера на переговорах с Тегераном по его ядерной программе. Контакты с Дамаском способны позитивно воздействовать на ситуацию в Ливане и — шире — на перспективы палестино-израильского урегулирования. Все это, однако, требует политической воли и очень тонкого и взвешенного подхода. Если же новая стратегия по какой-то причине не увенчается успехом, результат может быть противоположным.

Попытка США проявить гибкость будет воспринята в Ираке и вокруг него как признание слабости, а это вызовет новый всплеск атак и стремительное скатывание ситуации к хаосу.

От того, как решится иракский вопрос, зависит не только исход будущих президентских выборов в США. Америка держит, пожалуй, самый серьезный экзамен на право считаться мировым лидером, который способен управлять глобальными процессами. Если Вашингтону удастся выйти из нынешней коллизии хотя бы без потери лица (о полной победе никто уже и не заикается), то лидерский потенциал может сохраниться на достаточном уровне. Если нет, то претензии на руководство будут сильно подорваны. Многих в мире это порадует. Проблема, к несчастью, в том, что провал гегемона никак не будет способствовать решению все более острых международных проблем.

Ведь никакого альтернативного механизма не просматривается, а система коллективного принятия решений деградировала не только потому, что этого хотели Соединенные Штаты.

Просто мировой политический класс оказался совершенно не готов к новой эпохе. Пока ответственность за это можно возлагать на США. Но, если колосс будет повержен, взять ее на себе, похоже, будет некому.