Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Максим Малявин

Словить белочку

Максим Малявин о том, как алкоголь обманывает и разрушает людей

Если верить книгам и сериалам, то в Англии, что бы ни приключилось с человеком: сложная житейская ситуация, стресс, недомогание — первый и главный совет один. Выпей чаю. Согласно тому же расхожему стереотипу, в России в симметричных ситуациях тоже предложат выпить. Просто выпить.

Хотя отчего же стереотип? Вполне себе реальность. Универсальное же средство: от огорчения, с устатку, для настроения и аппетита, на праздники или просто в пятницу, с похмелья и при простуде. И непонятно: чего это медики так взъелись? А, у них, наверное, план горит по реализации таблеток, вот и стараются народ отвадить от народного средства на все случаи жизни!

А медики-то как раз по делу взъелись. Ибо жизнь коротка, а с бодрым темпом возлияний — еще короче. Но, с точки зрения психиатра, даже не это страшно. Хуже то, что эту жизнь, вполне может статься, будет доживать существо, чье «Я» будет сильно отличаться от того, которое начало этот алкогольный марафон. Попытаюсь объяснить подробнее.

Для медиков давно не секрет, что алкоголь — это безусловный нейротоксический яд. То есть такой, который убивает нейроны.

Тот эндогенный этанол, что вырабатывается самим организмом, не в счет: его количества настолько исчезающе малы, что даже на след легкого опьянения не хватит. Даже если долго копить, никуда не расходуя, что, кстати, в принципе нереально. То есть, любое возлияние, даже невеликое — это несколько нейронов в минус. Особенно если ощущается, что нет той свежести с утра. Не спрашивайте про минимальную безопасную дозу алкоголя: эти миллилитры вы даже не почувствуете. Просто примите как данность, что любое возлияние — это ваша добровольная жертва на алтарь Бахуса. Не кровью, а веществом мозга.

Еще один важный момент, прежде чем перейти к собственно последствиям дружбы с зеленым змием. Да, принято считать, что алкоголь снимает стресс, расслабляет. Что же, его оглушающее действие многими расценивается именно так. Но при этом мало кто в курсе другого его свойства: алкоголь способен в итоге усиливать и усугублять то эмоциональное состояние, в котором начался его прием. То есть, тревогу и депрессию (а ведь многим советовали именно в таких случаях махнуть рюмочку или бокальчик) он в итоге лишь углубит, заставит заиграть новыми красками. Помнится, у одной пациентки так каждый депрессивный эпизод и начинался: нет чтобы сразу на прием за лекарствами сходить, так она же шампанским начинала лечиться. Потом переходила на коньяк. В итоге приходилось сначала из запоя выводить, а уж потом — из депрессии.

Теперь о последствиях регулярного приема. Про похмелье и зависимость даже вспоминать не буду: у каждого наверняка в запасе есть живые примеры. При этом каждый наивно считает, что уж с ним-то такого не случится. В том-то и фишка, что риск, даже если позволять себе только на выходные, есть у каждого. Психика меняется в таких случаях не одномоментно, а исподволь. И вот вы уже не заметили, когда же вас стал интересовать не только вкус напитка, но и производимый им эффект. А чуть позже — надо же — сами стали находить причины, чтобы себе не отказать. Пусть весомые и достойные, но сами, сами... А это уже говорит о том, что поменялась система оценки, появилась потребность, и борьба мотивов, предшествующая ее удовлетворению, становится все слабее и формальнее. Начинается формирование алкогольных изменений личности.

О белой горячке можно особо не рассказывать: наверняка все себе представляют, как выглядит и ведет себя человек, которому в результате алкогольного делирия открывается дверь в иную реальность, причудливо наслаивающуюся на нашу — с яркими зрительными и слуховыми галлюцинациями, когда черти, инопланетяне, сказочные и вполне себе реальные персонажи вдруг возникают среди привычной обстановки. И, мягко говоря, сильно сбивают с толку. Стоит заметить, что чаще всего приходит этот геральдический наркологический зверек не на высоте пьянки, а через несколько дней после ее резкого обрыва.

Одного такого любителя белочек спецбригада спасала с балкона, где он прятался от злого холодильника — съесть же хотел.

Другой всю дорогу до психбольницы умолял водителя ехать побыстрее, поскольку за машиной бежал огромный толстый черный кот — ну вылитый Бегемот же! Третьего выковыривали из коттеджа, объединив усилия с полицией — уж очень активно он отстреливался из полуавтоматического ружья 12 калибра от коварных гномиков, которые грозились сделать с ним что-то противоестественное...

Может приключиться и алкогольный вербальный галлюциноз. При нем возникают только слуховые галлюцинации, внутри головы, очень упорные. Могут ругать и угрожать, могут спорить или комментировать. Поверьте, приятного мало, поскольку выключить или отвлечься не удастся. Кроме того, в отличие от белой горячки, галлюциноз быстро не проходит и лечению может сопротивляться месяцами, а то и годами. Один такой пациент жаловался мне, что у него в голове два голоса. Один постоянно его ругает и стыдит: мол, сволочь ты, гад, все в жизни пропил, убить тебя мало! Другой, наоборот, утешает: дескать, все ты правильно делаешь! Пьян да умен — два угодья в нем! Ты не убивайся, ты выпей — сразу полегчает.

Ну и самое, на мой взгляд, страшное, что может приключиться от пристрастия к алкоголю — это алкогольное слабоумие, или алкогольная деменция. Начинается все коварно. Становится заметно, что юмор у человека становится каким-то плоским и все больше на алкогольную тематику. Потом начинает развиваться корсаковский синдром: снижается память на текущие события, хотя то, что происходило несколько лет назад, человек помнит прекрасно. А вот события вчерашнего дня или сегодняшнего утра — увы. На этом этапе процесс еще можно частично (а иногда даже большей частью) обратить вспять — если жестко перекрыть доступ к алкоголю и начать восстановительные процедуры. Если же не получится — через некоторое время к потере памяти присоединится и угасание интеллекта, и вскоре взору предстанет совершенно слабоумное существо. Наблюдал за одним таким, навсегда прописавшимся в психиатрической больнице. Его всегда можно было найти около процедурного кабинета. Почему? Все просто: места уколов протирают ватными шариками со спиртом. Вот эти шарики он и клянчил у других больных. Выпрашивал — и съедал. И ходил весь день довольный и слегка закосевший.

Отличается ли мужской алкоголизм от женского? Только деталями и эмоциональной окраской, которая у женщин ярче. В основных же своих чертах — все то же самое и прогрессирует по тем же самым законам.