Не имей сто рублей, а имей ВТО друзей

Сырьевая структура экономики и внешней торговли России делает эффект от вступления в ВТО небольшим

Итак, с 16 декабря 2011 года Россия все-таки в ВТО. Наконец-то 18-летняя забава по вступлению окончена. Наверное, ни одна страна мира так долго в ВТО не вступала. И так хотела и боялась этого.

Неправильный вопрос

В СМИ все эти 18 лет постоянно обсуждался вопрос, надо ли России вступать в ВТО. Это неправильный вопрос. Потому что ответ на него очевиден — конечно, надо и давным-давно.

Миссия организации — содействовать развитию мировой торговли. Все члены Всемирной торговой организации (ВТО) обязаны предоставлять всем другим членам режим наибольшего благоприятствования в торговле. Этот режим означает, что преференции, предоставленные одному из членов ВТО, автоматически распространяются и на всех остальных членов организации. ВТО пишет правила международной торговли. И следит за тем, чтобы страны-члены их исполняли. ВТО разбирает споры между ними.

Если Россия участвует в мировой торговле (а внешнеторговый оборот составляет без малого половину ВВП России, так что это не обсуждается), она, конечно, должна быть членом ВТО. Влиять на решения этой организации. Иметь возможность отстаивать свои торговые права на равных основаниях с остальными странами.

Кстати, торговые споры в ВТО — обычное дело и активно используются другими странами. К примеру, на сегодня США в рамках ВТО ведет более 300 споров (98 как истец, 113 как ответчик, остальные — как третья сторона). Стоять особняком в стороне от основного соглашения по мировой торговле просто глупо и странно, тем более что Россия имеет рыночную экономику и, безусловно, разделяет принципы свободной торговли.

ВТО объединяет 153 (теперь, с Россией — 154) страны из 193 государств-членов ООН, на их долю приходится 97% мирового торгового оборота. Сюда входят даже Куба с ее многолетней торговой блокадой со стороны США, даже Венесуэла с ее антиамериканизмом и социализмом, даже Зимбабве с гиперинфляцией.

Скорее надо задавать вопрос – как так случилось, что Россия до сих пор не была членом ВТО? СССР являлся наблюдателем в ГАТТ с 1990 года, Россия унаследовала этот статус автоматически. В 1993 году подала заявку на вступление в организацию. Почему в 1995 году, в момент создания ВТО (реорганизации ГАТТ), Россия оказалась все еще за порогом организации и еще 16 лет этот порог обивала?

В отличие от вопроса о членстве России в ВТО, есть другой вопрос, правильный — об условиях вступления в ВТО. Это не такой важный вопрос, как многим кажется. В принципе, это всего лишь вопрос о переходном периоде. Как быстро российские нормы придут в соответствие с мировыми стандартами и как трактовать эти стандарты применительно к России. И еще – сколько продлится переходный период. Об этом можно было спорить сколько угодно все 18 лет. Но, безусловно, эти споры никак не должны были стать причиной столь унизительно долгого стояния в очереди.

Причина невступления России в ВТО была в том, что страна, несмотря на поданную заявку о вступлении в ГАТТ/ВТО, на самом деле не хотела туда вступать.

Почему?

И хочется, и колется

Ответ прост — на первый взгляд это кажется экономически невыгодным для России. Но именно на первый взгляд.

Россия имеет сырьевую структуру экономики и особенно внешней торговли. Главный предмет экспорта — нефть/газ. Правила ВТО этого экспорта не касаются, как они не касаются правил биржевой торговли вообще. В России практически только две экспортные отрасли, которые очевидно могут выиграть от вступления в ВТО — металлургия и производство удобрений. Количество компаний, здесь работающих, можно сосчитать по пальцам, а олигархов — назвать по фамилиям.

А вот что касается импорта, то 35% его — это непосредственно потребительские товары, импорт многих из них сейчас сдерживается импортными пошлинами, которые придется постепенно снизить. Например, известная проблема с пошлинами на легковые автомобили, которые были резко повышены в 2008 году (для поддержки отечественного автопрома), что вызвало волну протестов на Дальнем Востоке. Теперь Россия должна будет их снижать.

Общий баланс прибыли/убытков для 2006 года посчитал журнал «Эксперт». У него получилось, что рост экспорта составит максимум $23 млрд, а потери на замещении собственного производства импортом — до $90 млрд. То есть 1:4, или минус $65 млрд в ВВП ежегодно. Оставим расчеты на совести «Эксперта», они во многом основаны на очень грубых оценках. Но дело совсем не в цифрах (я допускаю, что они могут быть вполне похожи на «экспертные») — давайте разберемся по существу в балансе выгод/убытков для российских граждан.

1. Замещение собственного производства импортом происходит, только если импорт выгоднее по критерию качество/цена для потребителя. Значит, от такого замещения выигрывает потребитель. Пусть даже проигрывает производитель. Это очевидная игра с нулевой суммой — весь проигрыш производителя будет равен выигрышу потребителя. Например,

российский гражданин, безусловно, получит выгоду от снижения импортных пошлин на автомобили, компьютеры, телефоны и многие другие предметы бытовой техники (которые сейчас в 1,5–2 раза дороже аналогов на Западе именно из-за пошлин).

При достаточно конкурентных здесь рынках это приведет к явному снижению цен на эти товары (пусть в это почти не верится). Остается только пожалеть, что российская сторона выторговала себе много лет на очень медленное и постепенное снижение этих пошлин — лучше бы их снизили единоразово и побыстрее.

2. Многие российские производители вот уже 20 лет рыночной экономики производят малокачественную продукцию с высокой себестоимостью. Когда-нибудь таких производителей надо вытеснять с рынка. И лучше раньше, чем позже. Сколько можно стране и ее гражданам нести убытки, связанные с неэффективным производством? Почему потребители должны переплачивать отечественному производителю? Более жесткая конкуренция российским производителям должна пойти на пользу — заставить их снижать себестоимость и повышать качество товаров.

3. Есть вполне приемлемые для ВТО методы защиты внутреннего рынка — нетарифного характера. Прежде всего, это действующие нормативы и стандарты. Вряд ли стоит доказывать, что наши санитарные нормы лучше европейских (охрипнете – не докажете) — они просто другие. И я бы предпочел, чтобы поменьше пользовались дубинкой санитарных норм, запрещая молдавские или грузинские вина и «боржоми» в явно политических целях. ВТО только частично затрагивает эти нормы, и если бы они унифицировались ближе к среднемировым, для российского потребителя это было бы в большинстве случаев благо.

4. А вот совершенно нормальный способ защиты внутреннего рынка вместо высоких тарифов — валютная политика. Ослабление рубля означает удорожание импорта. Что и ведет к искомым последствиям — поддержке собственного производителя. Валютная политика не регулируется ВТО и активно используется/использовалась многими странами. Китаем — против США. Беларусью — против России. Это большой вопрос, но на одном его аспекте я остановлюсь специально.

Сам себе худший враг

Россия, говорят, отдаст свой рынок импорту, если вступит в ВТО. Но Россия и так это делает ежегодно — по доброй воле собственного правительства и Центрального банка и без всякого влияния со стороны ВТО.

Вот последние данные Росстата, за II квартал 2011-го (по отношению к II кварталу 2010-го, в среднегодовых ценах 2010-го): экспорт России вырос на 35%, из них за счет роста цен — на 34%. Импорт вырос на 37%, за счет роста цен — на 12%, за счет роста физического объема — на 25%. Таким образом,

хотя общее торговое сальдо осталось положительным и заметно увеличилось в размере — влияние внешней торговли на ВВП негативно. Физические объемы экспорта не выросли, а вот импорт вырос на четверть и активно замещает внутреннее производство.

Прирост физического объема импорта в 2011 году составит 1,9 трлн рублей, или больше 4% ВВП прошлого года. То есть если бы рубль был настолько слаб, что сдержал бы рост импорта в 2011 году и весь его прирост был замещен внутренним производством, темп прироста ВВП России в 2011 удвоился бы и составил 8%.

А что для этого надо? Просто чтобы ЦБР скупал валюту с рынка и увеличивал свой валютный запас (был бы он сейчас не 500, а, к примеру, $700 млрд). Это же совсем неплохо? Риски инфляции надо было бы давить развитием финансовых рынков и прежде всего облигаций госдолга (который у нас с учетом так называемых «бюджетных резервов» практически равен нулю, так что никакого давления госдолга на российский бюджет нет). Вот и вся политика.

Кстати, именно так делает Китай, и поэтому его золотовалютный запас превысил уже $3 трлн.

И при чем тут ВТО?

Мы сами, своими руками вдвое занижаем прирост ВВП без всяких там ВТО. Своими руками отдаем российский внутренний рынок импорту из-за завышенного курса рубля. И если начнем проводить разумную политику стимулирования развития внутреннего рынка (включая ослабление рубля), то сможем существенно ускорить рост ВВП, будь мы в ВТО или нет.

Валютная политика позволит России защищать внутренний рынок страны настолько, насколько она сочтет нужным.

А главное, эта защита не будет адресной, как в случае с импортными пошлинами. То есть она не противоречит саморегуляции рынка. Неэффективные производства будут вымываться из нашей экономики и либо становиться эффективными, либо замещаться более выгодным для потребителя импортом.

Итог

Вопрос вступления в ВТО — это совсем не вопрос расчета конкретных прибылей/убытков от этого шага. Членство России в ВТО – естественно. Как естественно для гражданина право голосовать в своем государстве или подавать судебный иск. Это естественное право страны, активно участвующей в мировой торговле, которое надо давно было формально закрепить участием в ВТО. Еще году в 1995.

Сырьевая структура экономики и внешней торговли России делает эффект от вступления в ВТО небольшим. Но он будет тем больше, чем больше страна будет преодолевать свою сырьевую зависимость и двигаться по пути модернизации (если это когда-нибудь вообще будет происходить).

Страхи по поводу вступления в ВТО сильно преувеличены и сознательно муссируются отечественными производителями, которые не хотят усиления конкуренции и хотят по-прежнему заставлять потребителя выбирать их дорогие и низкокачественные товары.

Да, кто-то конкретно выиграет от вступления России в ВТО, а для кого-то возникнут дополнительные проблемы. Но для граждан страны в целом как для потребителей вступление в ВТО будет благом. И остается только пожалеть, что российские переговорщики оказались излишне трудолюбивы и «выбили» для России слишком длинный переходный период и сохранение надолго высоких импортных тарифов. Именно из-за этого граждане России не почувствуют положительных эффектов вступления в ВТО. Именно поэтому заметно не снизится цена на автомобили, компьютеры, телефоны.

Не нужно нам было сохранение такого числа преференций и исключений на переходный период.

За 18 лет переговоров Россия могла бы раз пять пройти этот переходный период, если бы действительно стремилась построить современную экономику, а не экономику трубопроводов и коррупции. Так что наши твердолобые переговорщики не дождутся от меня поздравлений на своем празднике. Они добились слишком многого и слишком надолго.

Проблемы, которые кто-то пытается раздуть в связи с вступлением России в ВТО, в большинстве случаев искусственно надуманы. А реальные проблемы заключаются вовсе не в членстве России в ВТО, а в ее внутренней экономической политике.