Путин-12 vs Путин-00

В отличие от ситуации 12-летней давности, Владимир Путин уже не воспринимается как человек-надежда

Поразительно, насколько внешне похожа, но совершенно различна по существу ситуация в стране накануне выборов Владимира Путина на первый и на третий президентские сроки.

В 2000 году, как и в 2012-м, Путин вел предвыборную кампанию из кресла премьера.

В обоих случаях кампания проходила на фоне выхода из сильнейших экономических кризисов, уже прошедших свое «дно». В обоих случаях его главным оппонентом были коммунисты и конкретно Геннадий Зюганов. В обоих случаях Путин отказывался от дебатов и не брал отпуска. И использовал трибуну премьера для того, чтобы дополнительно «раскрутиться».

Но это совпадения чисто внешние. А под ними скрываются совершенно противоположные тенденции.

Путин-00 шел как новый человек, не замаранный в «делах» 90-х годов (пусть это и не совсем правда). Он шел исправить ошибки, допущенные не им.

Путин-12 — это человек, который должен отвечать за все происходившее за последние двенадцать лет. Но не желающий отвечать или защищать происходящее, а рисующий себя вновь человеком, который пришел исправить существующее положение вещей.

Посмотрим, что несет с собой Путин-12.

Экономическая вялость против экономического скачка

Путин-00 пришел в начале самого грандиозного экономического скачка в новейшей истории России. Он стал премьером в августе-1999 – ровно год спустя после кризиса-98. Российская экономика показала провал сразу после кризиса (в III--IV кварталах 1998 года), но в 1999 году положение стало быстро выправляться. И точно: с III квартала 1999-го страна имела пять кварталов подряд годовой рост ВВП более 10% (к соответствующему кварталу прошлого года). Такого периода в 20-летней истории России больше никогда не было.

В нулевые годы (до кризиса-2008) замедление экономики до 5% годового роста было редким явлением: всего 5 кварталов из 36 за середину-1999 — середину-2008. Теперь же рост в 5% — недостижимая мечта. Никакого быстрого восстановления экономики после кризиса мы не видим. Наоборот, оно крайне вялое и основанное в основном на росте мировых цен на нефть и росте запасов.

Россия начала нулевых рассматривалась как мировой экономический «тигр», готовый к прыжку. Именно тогда появилась концепция стран БРИК, новых мировых экономических лидеров, которые к 2050 году войдут в топ-6 крупнейших экономик мира. Спустя 10 путинских лет Россия больше не рассматривается как страна, способная к экономическому рывку, и, по прогнозам, хорошо, если она войдет в топ-15.

Встал вопрос о дальнейшем пребывании в составе БРИК буквы «Р» — ведь ожидается, что даже малюсенькая Турция обойдет огромную Россию по размеру ВВП...

Почему Россия-99 «прыгнула», а Россия-12 не может этого сделать? Еще добавим сюда, что цены на нефть сейчас в 5–6 раз выше тогдашних. И все же Россия настолько «отяжелела», что больше не может «прыгать»... Почему кризис-98 стал очистительным для России и привел к экономическому скачку, а кризис-2008–2009 — нет?

«Прыжок» России конца 90-х был инициирован пятикратной девальвацией рубля, которая удорожала импорт и давала «гандикап» внутреннему российскому производству. Потенциал скачка на девальвации был исчерпан весной 2003-го, когда реальный курс рубля вырос до докризисных значений. Но произошла смена драйверов экономического роста – он был поддержан резким увеличением мировых цен на нефть и притоком иностранных инвестиций в российскую экономику.

На сегодняшний день российский рубль переукреплен как никогда в истории, а вместо притока иностранных инвестиций мы видим их отток в колоссальных масштабах. Остался только фактор высоких нефтяных цен, но этого недостаточно для «разгона» российской экономики, все внутренние драйверы экономического роста утеряны.

Страна откровенно «тормозит» из-за ошибочной внутриэкономической политики. Есть и еще один фактор торможения.

Экономика: этатизм против благосостояния

В 2000 году на выборы шел человек, который поддерживал все рыночные реформы. В 2012-м — человек, который показал, что он ничего в рыночном росте ВВП не понимает и воспринимает экономику вполне по-социалистически: только как продолжение государства.

Росту ВВП все равно, за счет какого из элементов он произошел — за счет потребления домохозяйств или за счет госпотребления на оборонные нужды. Например, рост ВВП за прошлый, 2011 год был свыше 4% при фактической стагнации реальных располагаемых доходов населения.

Будущие перспективы роста Путин-12 связывает не с ростом потребления людей, а с откровенной милитаризацией страны (т. е. ростом госпотребления оборонной продукции).

Вот его понимание содержания экономического роста: «Серьёзные ресурсы государственных оборонных программ должны подтолкнуть экономический рост в стране в целом, создавать дополнительный спрос на инновации, создать десятки тысяч новых, современных рабочих мест» (Владимир Путин на совещании в Комсомольске-на-Амуре, февраль-2012).

Именно в этом видит Путин-12 источники экономического роста — гособоронзаказ, инвестиции госкомпаний и государства в оборонку, трубопроводы, Олимпиаду-2014, ЧМ по футболу-2018 и т. п. Где здесь экономический рост для благосостояния людей? Его нет.

Путин демонстрирует, что он в принципе не понимает рыночной экономики. Не понимает, что настоящим источником экономического роста должен быть именно конечный спрос домохозяйств, рост благосостояния людей... Нет, он видит только увеличение ВВП для государства и госкомпаний. В его понимании модернизация экономики — это что-то типа новой индустриализации по типу СССР 30-х годов.

В полном соответствии с таким пониманием в нулевые годы происходило резкое усиление госсектора экономики. Нулевые годы (особенно их вторая половина) стали временем мощнейшего натиска и увеличения госсектора, временем национализации и очевидного отката приватизационных процессов. Масштабы приватизации в нулевые годы измерялись миллиардами долларов, а национализации — десятками миллиардов в год. Разница — на порядок (в 10 раз).

Особенно велика эта разница была во второй половине нулевых – в десятки раз: с национализацией «Газпрома», ЮКОСа, «народными IPO» 2007 года и экономическим кризисом конца нулевых, когда приоритетно поддерживались госкомпании и госбанки.

Наконец, прямым следствием роста влияния государства в экономике стали коррупция и воровство чиновников из бюджета и госкомпаний. Это фактор, всеми признаваемый и оцениваемый как чрезвычайно значительный (например, Дмитрий Медведев заявил, что 1/5 госзакупок бюджета разворовывается). Однако фактически ничего не делается для того, чтобы снизить его влияние.

Экономика с такими этатистскими «утяжелителями» на ногах (гипертрофированное госпотребление и госсектор, масштабное воровство у государства и госкомпаний) в принципе не способна к прыжку. Тем более что макроэкономическая политика только тормозит рост экономики.

Не Путин-00 был автором и конструктором экономического рывка России в конце 90-х. Он пришел на уже начавшийся «прыжок». И как показала его экономическая политика, он так и не разобрался, что инициирует «экономический прыжок», как его добиться.

Его экономическая политика, наоборот, затормозила экономику страны, привела к глубокому спаду во время кризиса конца нулевых годов и потере драйверов роста экономики в настоящем.

Демократия: авторитаризм vs демократия

Этатизм Владимира Путина распространялся не только на экономику, но прежде всего на политическую систему.

Он «заасфальтировал» независимые СМИ, отменил выборы губернаторов, резко ужесточил партийное законодательство, сформировав т. н. «несистемную оппозицию» из числа незарегистрированных и не допущенных к выборам партий, ужесточил законодательство о выборах, о референдуме, удлинил президентский и думский сроки, возобновил традицию политзаключения и, как будто этого мало, потакает массовым фальсификациям на выборах.

Путин-12 — очевидный авторитарный властитель, который не верит в демократию как основу политической жизни, а политическую конкуренцию воспринимает как угрозу своей личной власти.

Путин-00 сторонился партий. Путин-12 сторонится партий и сейчас. Но тогда он действительно был беспартийным, а сейчас он избегает партии, которую сам создал и лидером которой был все нулевые годы.

Он сохранил себе удобного политического противника — коммунистов. Их электорат ограничен, они не могут выпрыгнуть за 30–40% — до тех пор пока они ностальгируют по СССР и превозносят Иосифа Сталина. Но как только они перестанут это делать — они имеют неплохие шансы развалиться на несколько партий, размазанных по левой стороне политического спектра. И поэтому тоже не могут угрожать существующей власти.

Мировая политика: милитаризация против разоружения

Путин-00 пришел на волне мирового разоружения. Путин-12 идет на политике односторонней милитаризации России.

В 90-е годы мир стал намного более безопасен. Это были годы всеобщего разоружения. Милитаризация мировой экономики сократилась с 3,7% до 2,3% — более чем в полтора раза (доля оборонных расходов в мировом ВВП). Инициатором процесса стали вовсе не международные договоры, а окончание «холодной войны» с односторонним разоружением СССР/России, которое не оставило шансов на продолжение гонки вооружений и для США. Конечно, это была не сознательная политика российских лидеров, а вынужденная, страна была больше не в состоянии нести такое бремя, она буквально разорилась. К сожалению, в нулевые годы процесс разоружения остановился и повернул вспять – прежде всего, из-за наращивания военных расходов США и попыток среднеразвитых стран противостоять военному давлению мирового лидера.

За время президентства Владимира Путина бремя военных расходов каждого россиянина увеличилось почти десятикратно: в 1999 году они составляли всего $46 на человека, в 2009-м — около $400. Номинальные курсы этих годов отличаются всего в 1,5 раза, так что, главным образом, речь идет именно о наращивании военных расходов страны.

Новая программа вооружений, принятая 31 декабря 2010 года, предполагает рост милитаристской нагрузки на каждого россиянина еще в полтора раза — до $600 на человека в год.

Россиянин за свою внешнюю безопасность в 1999 году платил 2,6% своего дохода, через 10 лет – уже 4,5% дохода. Это очень много по мировым меркам. Столько платит только американец и никто больше в мире (из крупных стран). Новый план перевооружения обойдется россиянину еще в дополнительные 2% доходов, и Россия станет самой милитаризованной страной мира. Зачем?

* * *
Путин-00 воспринимался как наследник демократии и рыночных реформ, как человек, который улучшит жизнь людей, ликвидировав ошибки первого этапа реформ. Как человек-надежда.

Путин-12 — как будто совсем другой человек. Авторитарный властитель, не жалующий политическую конкуренцию, строящий мобилизационную и милитаризованную экономику, совершенный социалист по экономическим взглядам, потворствующий госворовству и фальсификациям.

Удивительно, ведь это один и тот же человек. Он не изменился за эти годы у власти. Изменились ожидания людей в отношении его. На него как будто наехала темная тень от тучи его дел.

Забавно, что Путин-12 идет на выборы, совершенно не защищая всего, что делал 12 лет. А решительно критикуя многое из этого. Путин-12 хочет выглядеть как Путин-00. Хочет, чтобы с ним связывали надежды.

Но ведь теперь мы знаем цену этому человеку. Многих ли обманут изощренные политтехнологии и надолго ли?