Иллюзия красивой жизни

Не имея стратегии возврата к устойчивому росту экономики, власти молятся, чтобы цены на нефть выросли минимум до $100 за баррель

До последнего времени не было особого смысла говорить об экономике: мало толку анализировать красивые, но ни о чем не говорящие показатели ее частичного восстановления по сравнению с провальной базой первого полугодия 2009 года. Правительственных экономистов цифры «бурного роста», конечно, радуют, но в реальности понятно, что

по сравнению с прошлогодним дном, когда экономика рухнула на 10%, предаваться восторгам от некоторого восстановления не приходится.

Ключевой вопрос сейчас – что дальше. В пятницу первый вице-премьер Игорь Шувалов, выступая в Госдуме, пообещал «возвращение к траектории роста, наблюдавшейся до осени 2008 года».

Оснований для подобных оптимистических заявлений немного. Хотя цифры сравнения с провальными месяцами прошлого года действительно выглядят симпатично (рост ВВП 4,2% за первое полугодие, рост промпроизводства в январе-августе к аналогичному периоду прошлого года на 9,2%), при ближайшем рассмотрении радоваться нечему. Рост ВВП замедляется. Промышленное производство вот уже пять месяцев подряд показывает практически нулевой рост месяц к месяцу: максимум в 1,2% был достигнут в мае к апрелю, а в августе рост к июлю составил 0,1%. В сентябре и Росстат, и МЭР признали замедление роста ВВП. Экономист Алексей Михайлов обращает внимание на то, что пересчет ВВП в постоянных ценах со снятой сезонностью дает рост ВВП в I и II кварталах 2010 года всего 0,82% и 1,06% против соответственно 1,72% и 1,87% в III и IV кварталах 2009 года (т. е. по сравнению со второй половиной прошлого года темпы восстановления экономики сильно замедлились), и что без учета вклада чистого экспорта в I квартале 2010-го мы имели спад в 2,4% к предыдущему кварталу. Все это мало похоже на «экономический бум».

Инвестиции в основной капитал за первое полугодие выросли всего на 1,3% к первому полугодию 2010 года, хотя ясно, что без роста инвестиций никакое «возвращение к траектории докризисного роста» невозможно.

В августе, правда, здесь наступило некоторое оживление: инвестиции выросли на 10,9% к августу 2009-го и на 17,5% к июлю 2010 года. Но скачок этот последовал за июльским провалом, когда инвестиции выросли лишь на 0,8% год к году и упали на 10,7% к маю 2010 года.

Ясно, что ситуация с инвестициями остается нестабильной. До кризиса основным фактором, подпитывавшим их, был приток капитала, преимущественно в виде дешевого кредита с международных рынков. Кризис лишил российский бизнес такого источника раз и навсегда. В целом за два года кризиса чистый отток капитала из России превысил $200 млрд, что намного больше совокупного чистого притока капитала в 2005–2007 годах и первом полугодии 2008-го (около $140 млрд). Чистый приток капитала возобновился во втором квартале, но составил скромные $4,5 млрд, хотя еще 28 июня первый зампред Центробанка Алексей Улюкаев прогнозировал $10 млрд.

Ожидать какого-то особо бурного притока капитала в Россию оснований нет, если, разумеется, не произойдет чего-то экстраординарного, типа резкого взлета сырьевых цен. Пока ожидать этого не приходится: за последний год цены на нефть и металлы изменились незначительно, и призрак замедления роста экономики и стагнации в Еврозоне и США не позволяет надеяться на какое-то чудо в этом вопросе.

Резервный фонд зафиксировался на уровне чуть выше 1,2 трлн рублей – это не позволяет рассматривать государственные вливания как возможный источник «возвращения к траектории докризисного роста».

Опубликованный Минфином на прошлой неделе проект федерального бюджета на 2011–2013 годы не оставляет сомнений: основной головной болью для правительства на ближайшие годы останется борьба с бюджетным дефицитом, который хоть и должен уменьшиться, но все равно будет вертеться вокруг цифры в 1,8 трлн рублей.

Резервного фонда, таким образом, хватает примерно на 8 месяцев финансирования дефицита федерального бюджета. При этом государство будет так занято наращиванием военных расходов и дефицитом пенсионной системы, что ассигнования на национальную экономику планирует сокращать.

Создается такое впечатление, что наши власти, не имея продуманной стратегии возврата к устойчивому росту экономики, молятся, чтобы цены на нефть все же выросли до заветных $100 за баррель и выше.

А тут еще всякие разные неприятные штуки в виде инфляции, сжатия положительного сальдо торгового баланса, угрожающего новым валютным кризисом, да еще и перспективы кризиса плохих долгов. По данным ЦБ, за август доля сомнительных, проблемных и безнадежных ссуд у 30 крупнейших российских банков выросла до 20,1%, установив новый абсолютный максимум с начала кризиса (хотя, предположительно, реальная доля еще выше). Понятно, что дыру проблемных кредитов будут затыкать государственными вливаниями на «докапитализацию» банков, но государственные финансы не резиновые, и на все необходимые «вливания», как уже было показано выше, денег просто нет.

Вообще говоря, если вся экономическая политика сегодняшнего дня и ближайшего будущего будет сводиться к продлению иллюзии красивой жизни и тиражированию сказок о «возвращения к траектории докризисного роста» за счет проедания государственных финансовых резервов и игнорирования системных проблем в надежде на то, что «нефть скоро подрастет», то очень скоро все это плохо закончится.

Закончится системным кризисом, сводящим в единую точку самые разные накопленные и годами не решаемые проблемы.

Есть основания полагать, что правительственные прогнозисты намеренно недооценивают и ущерб для экономики, который будет нанесен ожидаемым поднятием налогов с 2011 года (страховые взносы, акцизы на бензин), и реальный масштаб дефицита пенсионной системы.

Вместо бравурных и никак не подкрепленных реальностью речей Шувалова в Госдуме правительству надо бы представить внятный анализ текущих рисков и угроз экономике и программу, нацеленную на системное преодоление разнообразных кризисных явлений и возвращение к устойчивому экономическому росту.

Такой программы нет и в помине. Единственное, что мы имеем, – свежий проект трехлетнего бюджета, предполагающий рост госрасходов и сохранение дефицита. На фоне прогнозов усиления инфляции, вероятных валютного и банковского кризисов, а также нулевого притока капитала.

Если премьер Путин в такой ситуации вознамерится и вправду выдвигаться на новый президентский срок, пускай не сомневается, что за все эти провалы в работе его правительства придется отвечать лично ему и «предвыборная кампания» выйдет ему боком. Да, мощная пропагандистская машина все еще у него под рукой. Но августовское общение с погорельцами из Нижегородской области должно было преподать ему урок: пропаганда работает далеко не всегда.

Телевизионные роботы малоэффективны, когда резко ускоряется рост цен на продовольствие, второй год подряд фактически не повышают зарплаты бюджетникам, а на новое повышение пенсий, компенсирующее хотя бы ожидаемый рост тарифов ЖКХ, денег уже нет.

Тут недалеко и до крушения иллюзий красивой жизни о суровую российскую реальность.