Грязное дело

Грязи на самом финише футбольного сезона стало все-таки поменьше. Не «грязи обыкновенной», вызываемой естественными особенностями российского климата, а той, от которой так просто не очистишься.

Можно было сделать вид, что ничего «такого» в нынешнем сезоне не было: чемпион, к примеру, реагировал на слухи и пересуды соответственно присказке «танки грязи не боятся». Военный министр Иванов после матча с «Динамо», ничтоже сумняшеся, разделил премьер-лигу на ЦСКА и остальных — мол, сезон для чемпионов еще не закончен, в отличие от других команд. Даже про «Спартак», который на финише догнал армейцев по количеству очков и который по стечению обстоятельств имеет шанс завершить групповой турнир Лиги чемпионов попаданием в тот же Кубок УЕФА, министр забыл. Оговорка симптоматичная и многое объясняющая. Было бы странно, если бы армейское начальство вело себя иначе, остается только порадоваться за людей, твердо усвоивших, что «от грязи еще никто не умирал, а от чистоты не воскресал».

Поборникам чистоты под финиш сезона досталось изрядно и не только от ЦСКА. Из недр РФC вышел уникальный документ, в котором признается наличие отдельных проблем, мешающих поступательному развитию нашего футбола. Но основной пафос направлен против «очернителей», то есть против тех, кто худо-бедно пытался с «отдельными недостатками» бороться.
Мне самому страшно не нравится позиция, согласно которой «все продано» и «все куплено», — она абсолютно обессмысливает сам предмет обсуждения и не оставляет ни малейшего просвета (если все и так понятно, то и огород городить не стоит).
Однако при всех неизбежных перехлестах нынешнего всплеска разговоров и дискуссий о договорных матчах, недобросовестности судей и недостойных маневрах футбольных начальников, выплеск этот прежде всего нес мощный позитивный заряд. Принимая во внимание беспрецедентный масштаб, возмущение можно было назвать народным, чего футбольное начальство и иные заинтересованные лица предпочли бы не заметить.

С общественным мнением у нас в стране нынче не особо считаются, на редкие его проявления реакция верхов, как правило, равнодушно-циничная. Футбол — не исключение. Бороться за чистоту вроде бы надо, но без резких движений и главное — без раздувания проблем.

Но именно это раздувание и стало чуть ли единственным действенным средством, слегка поумерившим пыл «вершителей судеб». Правовые механизмы в условиях нынешних российских реалий слабо помогают в борьбе с коррупцией. Применительно к футболу они вообще бесполезны — нужна иная база и иные, очень сложные и хлопотные методы «выведения на чистую воду» (даже в Италии, славящейся своими показательными репрессиями против коррупционеров, все было не так просто, а по «оргвыводам» и вовсе очень неоднозначно).

За отсутствием неопровержимых доказательств, но при наличии явлений сомнительного свойства ничего иного не остается, кроме как о них пошуметь. Никаких основ общественное негодование не могло потрясти, но некоторой острастке «грязное дело» все-таки способствовало.

Иногда и это уже немало.