Возвращение

Колонка Владимира Мозгового

Четыре года — хороший цикл. Прошло ровно столько, чтобы мы успели соскучиться по эмоциям, испытанным во время памятного парижского финала. Может, потому что нынешний решающий матч за «серебряную салатницу» проходил в Москве, все получилось как впервые и согласно законам мелодрамы, в финале которой слезы льют ручьем и герои, и зрители.

Аргентинцы рыдали так, что больно было смотреть. Марадона сидел на трибуне с лицом ребенка, у которого отобрали любимую игрушку. Они никак не могли поверить, что проиграли и все уже завершилось. Я ждал от Шамиля Тарпищева слов утешения, что он тактично и сделал во время «тронной речи».

А вот наши вряд ли бы плакали в случае проигрыша. Это совсем не означает, что им не было бы больно. Просто, как народ битый и тертый, они были готовы к любому повороту событий.

У сборной Аргентины был Давид Налбандян и два забронированных очка, что даже больше, чем половина победы. Восьмое место лидера в рейтинге ничего не значило — Давид на финише сезона достиг такой степени легкости и психологической устойчивости, что мог особо не задумываться о силе соперника. Ну а из трех оставшихся встреч одну-то аргентинцы должны были выиграть при любых раскладах, и капитан бело-сине-полосатых Альберто Манчини не без оснований на это надеялся.

При всех оптимистических заявлениях у Шамиля Тарпищева поводов для головной боли было куда больше. Николаю Давыденко была уготована роль первой скрипки согласно третьему месту в мировом рейтинге, но пока он, похоже, и сам в это не очень верит. Не потому, что незаслуженно забрался на эту высоту, а потому, что на ней еще не освоился — запаса прочности маловато. А тут еще финиш сезона, свадьба и возложенная на не очень могучие плечи ответственность, в результате чего сил Давыденко хватило только на один матч.

Со вторым лидером и вовсе скучать не приходилось — в нынешнем сезоне за Марата Сафина порой становилось по-настоящему страшно. Он искал приключений на свою голову и, надо сказать, блистательно их находил. Непосредственно же в теннисе великий игрок стал походить на плохого танцора, которому все мешает (даже удивительно, как при таком раздрае он все-таки подобрался ко второй десятке рейтинга). Первый финальный день наглядно продемонстрировал, что раздражительность снова превышает необходимый уровень: Марат был всем недоволен, не исключая и Тарпищева. Девять из десяти тренеров среагировали бы на это адекватно: если звезда не играет да еще пальцы гнет — долой с корабля.

Шамиль Тарпищев поступил ровно наоборот, в очередной раз проявив мудрость и невероятное чутье. Сафин сам себя уже раздражал, на чем и сыграл капитан сборной. Собственно говоря, Тарпищев вручил судьбу матча в его руки, и само это решение без всяких психологических изысков объясняло, что «сейчас или никогда». Ход получился насколько нелогичным и рискованным, настолько и гениальным. В субботу Сафин вышел на корт вместо Михаила Южного в паре с Дмитрием Турсуновым и заставил снова поверить в себя. В воскресенье мы ему вообще все простили.

У Тарпищева стоит поучиться многим нашим мэтрам. Думаю, не надо объяснять, чему.