Не только звёзды

Праздновать всегда успеется, а помянуть Юрия Николаевича Баулина надо. Девять дней как ушел из жизни выдающийся хоккеист и тренер, о котором в предпраздничной суете вспомнили только мельком. В субботу на Красной площади во время юбилейного хоккейного действа фамилия «Баулин» не прозвучала — то ли не ко времени умер, то ли заслуг не хватило.

Смерть всегда не ко времени. Что касается заслуг — да, олимпийским чемпионом Юрий Баулин не был. Но бронзовым призером Олимпиады-60 в Скво-Вэлли был. И серебряным призером чемпионата мира-59 тоже. И чемпионом Европы, причем дважды. Ну не виноват был незаурядный армейский форвард в том, что его карьера в сборной СССР оказалась столь короткой и пришлась на не самые удачные для нашего хоккея годы — между Олимпиадой-56 и Стокгольмом-63. Правда, для нынешних героев ледовых сражений и такая невеликая коллекция медалей (прибавим и шесть золотых за победу в чемпионате страны) — как что-то недостижимое.

Да не в медалях, собственно, дело. Есть след, который человек оставляет. Сподвижники, друзья и ученики, все те, кто хоронил Юрия Николаевича на Зеленоградском кладбище, знали, кому отдают последнюю дань.

Людей недооцененных в нашем хоккейном мире значительно больше, чем тех, кому воздалось сообразно заслугам. Может, потому что у нас чемпионов было навалом, даже сейчас не на одну ветеранскую команду наберется (только староваты уже те команды, а молодых «золотых» ветеранов что-то не прибавляется). Но на виду в основном те, кто в столице и кто вошел (совершенно заслуженно) «в обойму». Но и в столице забытых имен хватает, не говоря уже о провинции, где доживают жизнь кумиры былых времен. А хоккей советский не только звезды делали, много было людей, потом и кровью выстилавших славную дорогу. Надо бы и о них помнить.

Тренеров забывают еще быстрее, как это ни прискорбно. А Юрий Баулин был тренер уникальный, можно сказать, раритетный. Талант его признавали даже недоброжелатели (которых хватало) и коллеги, у которых было гораздо больше регалий. Анатолий Тарасов считал Баулина выдающимся тренером и, как мог, принимал участие в его профессиональной карьере. По внешним признакам, она сложилась очень скромно: два европейских золота с юниорской сборной СССР в начале 70-х, бронза со столичным «Спартаком» в 72-м, где Юрий Баулин проработал два сезона, аппаратная должность гостренера по хоккею, все остальное — на периферии.

Но спроси любого, кто вырастал под его началом в том же забытом ныне алма-атинском «Енбеке» в начале 80-х: «Юрий Николаевич был нам как отец родной» (слова директора хоккейной школы «Созвездие» Сергея Девяткова). И знаменитая усть-каменогорская хоккейная школа в середине 60-х начиналась во многом с Баулина, и сколько у него было таких «незаметных» и неоцененных достижений…

Баулинскими разработками (а методист он был превосходный) пользуются до сих пор. Сам он до последнего консультировал детских тренеров и занимался с мальчишками. Этого у Юрия Николаевича никто не мог отнять.

Обилие звездных имен — счастье отечественного хоккея. Но именам негромким тоже стоит отдать дань. И не только в юбилейные дни. И не только по печальному поводу.