Враг вдохновения

Колонка Владимира Мозгового

Брать свое, и не украдкой — это про Давыденко. Гордой гривой шелестеть, гордой славиться повадкой — это уже не про Николая, и дело не в прическе, а в харизме. Иногда остро чувствуется, что ему как раз этого и не хватает, хотя Томми Хааса он должен был обыгрывать и на своем привычном ресурсе.

Николай Давыденко умеет терпеть, «держать струну» даже тогда, когда сил почти не остается, может выбираться из немыслимо трудных ситуаций и цепляться за краешек надежды, но сейчас он отдал свою привычную роль Хаасу.

Четвертьфинал открытого чемпионата Австралии в мужском одиночном разряде с участием последнего российского участника не оставлял ощущения «битвы гигантов» и внешне смотрелся достаточно рядовым матчем: соперники к концу пятисетового поединка не выглядели совершенно измотанными и сохраняли запас прочности, причем запас Николая казался солиднее (учитывая и травму Хааса). Немецкий теннисист дико ошибался, рисковал, его легко было ловить на промахах, и россиянин этим пользовался, но слегка снисходительно, не добивая, раз за разом оставляя сопернику шанс. И вот, когда такая внешне простая игра неожиданно приобрела бритвенную остроту, оказалось, что Давыденко по-прежнему рассчитывает на чужую ошибку. Он упустил, не прочувствовал момент, когда надо было преодолевать не соперника, а себя. Обошлось это дорого — одного мгновения оказалось достаточно, чтобы проиграть. Проиграть очень обидно.

Триумфаторами турниров Большого шлема становились и достаточно средние по своим возможностям теннисисты. Но они поднимались над собой и непременно рисковали, потому что за счет соперника такие соревнования не выигрываются.
Николай Давыденко, выжимающий из своих невеликих ресурсов по максимуму, уже многого добился. По стабильности ему мало найдется равных, и третье место в мировой классификации тому свидетельство. Но бывает, что стабильность становится врагом вдохновения и ведет к успокоенности, тем более что игра Томми Хааса, казалось, не требовала максимальной концентрации. Увы, Николай в это поверил.

Марат Сафин даже в своем нынешнем, отнюдь не блестящем состоянии может проиграть кому угодно, но у кого угодно и выиграть. Пройди он сейчас Роддика — я бы ничему дальнейшему не удивился. На Николая Давыденко, которому я искренне симпатизирую, по большому счету, можно было рассчитывать максимум до полуфинала, все к этому и шло. Но он сам освободил нас от дальнейших переживаний.

Переживаний на нынешнем Australian Open для российских болельщиков вообще меньше, чем обычно, несмотря на рекордное количество участников (вернее, участниц). Осталась, правда, Мария Шарапова, российской же дорожкой в полуфинал и прошедшая.

Но с Шараповой — как с Сафиным: от нее можно ждать чего угодно. Номер посева в данном случае значения не имеет. На этой стадии значение имеет совсем другое.