В свой срок

Футбол будет жив, пока живо человечество. Просто он вместе с миром меняется не в лучшую сторону, и что-то изменить кардинально никто не в силах. Но затормозить опасные тенденции можно, и здесь у Мишеля Платини гораздо больше шансов, чем у его предшественника на посту президента УЕФА Леннарта Юханссона.

Юханссон возглавлял европейский футбол 16 лет и был классическим образцом футбольного иерарха — в меру гибкого, в меру упертого. Швед прекрасно осознавал важность своей миссии, умел ладить с сильными мира сего и соблюдать баланс интересов в самые трудные моменты. Именно Юханссону мы обязаны таким супертурниром, как Лига чемпионов в ее нынешнем варианте: этот сверхдоходный проект слегка отсрочил амбициозные планы элитного клуба G14, объединяющего самые богатые клубы Европы. Но поставить богатеев на место президент, естественно, не мог — слишком долго он сидел в своем кресле и слишком оно ему было дорого (иначе 77-летний президент не стал бы с юношеским пылом бороться за продление полномочий еще на четыре года). Предсказуемый и «свой», Юханссон на нынешний конгресс УЕФА выходил в качестве фаворита, не собиравшегося так просто уступать трон молодому и более популярному сопернику.

Я болел за Мишеля Платини, прекрасно при этом осознавая, что популярность игрока — это одно, а компетентность чиновника — совсем другое. Звездный ореол может долго защищать спортсмена после смены деятельности, но очень сильно вредить делу — таких примеров десятки и сотни, неудачных попыток гораздо больше, чем удачных. Платини, на мой субъективный взгляд, входящий в пятерку величайших футболистов всех времен и народов, после завершения карьеры вполне мог стать жертвой собственной популярности и на высоких постах как максимум быть исключительно представительской фигурой.

Судя по тому, как продвигалась его карьера функционера, он избежал соблазна всю жизнь прожить на прежнем честно завоеванном имидже. Напролом не лез, фамилией не кичился, старших уважал, шишки набивал, но опыта тоже набирался — особенно при организации ЧМ-98 (это был своего рода аванс для молодого функционера и одновременно реверанс в сторону хозяев) и ЧМ-2006, когда Мишель Платини стал уже заметной фигурой на уровне ФИФА. Восемь лет в качестве советника президента УЕФА Йозефа Блаттера — вполне достаточный срок для того, чтобы заработать авторитет и претендовать на нечто более серьезное. Леннарт Юханссон и на этот раз собирался по-дружески попридержать «молодого и неопытного» (а Платини, между прочим, перевалило за 50), но самим этим стремлением только навредил себе. Похоже, даже сторонники поняли, что патриарх пересидел и будущее не за ним.

Перевес в три-четыре голоса ничтожен, но факт остается фактом: Мишель Платини принял пост руководителя европейского футбола, и теперь для него начнется самое сложное. Декларировать благие намерения (особенно это касается обуздания аппетитов суперклубов) легко, оказаться на высоте задач невероятно трудно.

Мне бы очень хотелось, чтобы у Платини получилось. Пусть не все, но хоть что-то.