Народное и инородное

Пока изрядно поднадоевшие за месяц лидеры колошматят друг друга почем зря (в очных поединках — с предсказуемым результатом), за их спинами встает грозная тень. Я не про остервенелых фанатов ЦСКА и «Спартака» — их реакция была предсказуемой, не зависящей ни от качества футбола, ни от исхода субботнего матча на Суперкубок. Пока не случится что-нибудь из ряда вон выходящее, все так и будет продолжаться — как в самом футбольном противостоянии, равно прекрасном и однообразном до омерзения.

Говоря про тень, я имею в виду «Зенит». В то время когда наши бедолаги в перерывах между очными боями получали оплеухи в Европе, питерцы спешно и в срочном порядке наращивали мускулы. Благодаря «анаболикам» от «Газпрома» объем мышечной массы возрос стремительно. Новоявленный Геркулес этими мускулами поиграет. Может быть, даже затмит привычных лидеров или даже что-нибудь завоюет (руководство заточено только на золото). Но так, как любили «Зенит» раньше, теперь любить не будут. И собственно в Питере, и особенно в России.

Вся линейка последних приобретений (Текке, Погребняк, Домингес, Зырянов) уже была балансированием на грани. Покупкой хорошего футболиста Анатолия Тимощука за дикую сумму «Зенит» эту грань перешагнул. Я, честно говоря, испытал чувство неловкости и даже стыда, и не потому, что подобные деяния подтверждают тезис «Россия — богатая страна с бедным народом», а по сумме обстоятельств. Непосредственно футбольные аспекты здесь не самое главное. Главное — как теперь симпатизировать бывшей народной команде.

«Зенит» вполне мог претендовать на это звание и всегда соответствовал образу великого города. Ущемленного и унижаемого, но сохраняющего спокойное достоинство и собственную гордость. Питерский футбол никогда не мог похвастать немереными деньгами и прибывшими в командировку звездами. Средств, как правило, не хватало, звезды появлялись свои. При простодушно хитроватом и вечно жалующемся Петржеле «Зенит» был очаровательно сумасшедшей командой, с таким искренним и естественным внутренним порывом, что за нее нельзя было не переживать. Особенно в условиях противостояния со столичными гигантами, такими богатыми и такими упоенными собой.

Понятно, что у той команды был свой предел. Понятно, что хотелось большего. И вот счастье пришло, просто поперло — и что, скажите, в том плохого? Не о такой ли конкуренции мы мечтали? Чем больше сильных команд — тем лучше, все на благо российского футбола, не так ли? В конце концов, должна же быть реальная альтернатива зажравшимся монстрам?
Самим бы только в распухшего монстра не превратиться, если уже в команде не произошли необратимые изменения. Было бы очень печально.

Конечно, будут победы — и любовь никуда не денется. Кто побеждает — того и любят, как бы цинично это ни звучало. Болельщик в массе своей оправдает что угодно, если заявленная цель окажется в пределах досягаемости.
Все так, да не так. Боюсь, что далеко не все питерские почитатели «Зенита» довольно потирают руки. Те, которых я знаю, точно не потирают.