Последний вызов

Конечно, очередной шахматный матч человека с компьютером — это вызов не машине, а Космосу. Это вторжение в сферы, куда и заглядывать-то не стоит. Себе дороже.

Человечество и в менее безобидных вещах останавливаться и как-то ограничивать себя не привыкло — видимо, не достигло еще взрослости. И печальный опыт тут никакой роли не играет — он лишь, как верно сказано, превращает дурака в опытного дурака.

К Гарри Каспарову эта сентенция если и относится (с учетом его предыдущих противостояний с «Дип Блю» и «Дип Джуниор»), то лишь частично. Гений в данном случае — заложник амбиций и полпред всего прогрессивного человечества, за которое и отдувается с относительным успехом и вполне предсказуемым печальным финалом. И дело даже не в конкретном поражении человека во второй партии на 32-м ходу — это обязательно случится если не сегодня, так завтра. Есть лабиринты безвыходные, которые не страшны только тогда, когда в них нет входа.

И вот сидит человек в странных этих, отнюдь не розовых очках (как в известном фильме о скрытых пришельцах), перед ним доска в трехмерном измерении, такая своеобразная голограмма, и не он командует этим парадом, хоть и отдает команды, то есть делает ходы голосом — без права на ошибку. Каспарова жалко. Не его роль. Не на своей поляне играет и не по общепринятым правилам.

Конечно, кому заглядывать за пределы, как не Гарри Кимовичу, последнему истинному чемпиону, человеку невероятной энергетики (пусть и слегка ее растратившему в спортивных, политических и социальных бурях последних полутора десятилетий) и вполне обоснованных амбиций? Поражение-97 от «Дип Блю», казавшееся не совсем логичным, общего и индивидуального пыла не остудило. Мне, правда, со своих идеалистически-дилетанских позиций казалось, что шахматный гений Каспарова для противостояния с мертвой материей недостаточно безумен, что на этом этапе человека может выручить только парадокс, непредсказуемость, нестандартность, интуиция. Оказалось, что уже сейчас все это ничто перед тяжелой и всесокрушающей поступью вызванного человечеством же… хотел написать «существа», но об этом, слава богу, пока речи нет. Пока.

На всякое безумие, даже гениальное, есть просчет и расчет. Гарри великолепно играл в первой партии, и вольно было сидящим в зале, у телеэкрана или компьютера сетовать на упущенные возможности. Невозможно представить себе ответственность человека, одно движение голосовых связок которого может быть смерти подобно. Даже по антуражу все это противостояние в Нью-Йорке — не изведанное и не комфортное для человека. Да главное, наверное, и не в этом, и даже не в элементах почти всемирного (правда, не для нас, не для россиян) и неизбежного шоу.

Эмоций нет. Человеческого контакта, без которого спорт — не спорт. Соперника важно чувствовать, это создает неповторимую ауру как для участников, так и для заинтересованных наблюдателей. X3D Fritz не курит, не пьет и в отличие от всех нас здоровеньким помрет. Лишенность любых проявлений человеческого у одной соперничающей стороны — естественно, таковы условия игры, но от этого отнюдь не легче. Что-то тут не складывается. А интерес и эмоции мы придумываем сами, не без успеха и с помощью «нашей» стороны.

У Каспарова достаточно много ненавистников, но не болеть за него нельзя. Вот он, живой, ошибающийся, свой, обреченный. И вот «оно», как будущее, в которое мы с таким беспечным интересом заглядываем.

Да, конечно, интересы науки, познание возможностей человечества, прогресс во благо, неостановимость движения, но от картинки с телеэкрана слегка веет жутью — не киношной и виртуальной, а всамделишней.

Шоу продолжается. Вот и «Мисс Нью-Йорк», кажется, на открытии очередной партии ожидается, и даже вроде первый ход будет делать (интересно, как?). Станет ли эта мисс Доброй Надеждой — сильно сомневаюсь, да и не в том суть. Как вершина не знает о том, что она покорена, так и «Дип Фритц» никаких эмоций не испытает при любом исходе виртуального сражения.

В отличие от нас.