Много, но недостаточно

«Локо» рубится с «Динамо». На поляне наш народ. И ругаться можно матом, и Ибаньес не поймет.

Почему-то тихая радость не приходила. Почему-то не хотелось «упиваться собственным бесчестием», как говорит мой друг, актер и режиссер Сайдо Курбанов (когда вроде и есть чем похвастаться, но лучше не выпендриваться).

Пока мы все, жившие в СССР, не повымрем, будет ощущение, что артиллерия бьет по своим. Вне зависимости от того, кто и на каком поле одерживает победу, футбольном, политическом или еще каком. Это в далеком болельщицком детстве так и эдак прикидывал, что было бы, если бы мы вывалили в футбольный мир всеми своими пятнадцатью частями. Вывалили. Довольно давно. И на клубном уровне, и на уровне сборных все по-взрослому, все равны и державны, все под своими флагами бьются и выбивают друг друга, но что-то здесь не так, и не воспаряет душа, а вместе с радостью (куда ж от нее деться?) словно бы недоумевает… Молодым, наверное, попроще.

При том что за киевское «Динамо» во внутреннем союзном первенстве никогда не болел (на Европе или на уровне сборной — другое дело). Уважал — другое дело. В игре этой потрясающе отлаженной машины возникала просто нечеловеческая красота, которая и отталкивала, и притягивала. Порой это был запредельный для семидесятых-восьмидесятых футбол, футбол Лобановского прежде всего. Накануне наставник «Локо» признался, что Лобановский был единственный, кому он однажды уступил по всем статьям как тренер. Если и лукавит Юрий Павлович, то красиво.

Сейчас зримый призрак великого тренера чуть снова не переиграл Семина. Зримость эта была в повадке, даже, я бы сказал, в футбольной посадке динамовцев, это по-прежнему была легко узнаваемая команда, каждый новый игрок которой, вне зависимости от национальной принадлежности, выучки и ментальности, становится частью целого. Киев играет, не опуская глаза в землю, — это великое дело. Вот в этом он — Европа (правда, далеко не со всеми клубами и сборными европейские качества удается проявить, но с нами — завсегда и непременно). Вот этому можно позавидовать. И аплодировать, если поумерить угар. Аплодировать отнюдь не со снисходительностью победителей.

Не умаляя, естественно, достоинств «Локомотива». Чуть более аморфный, чуть менее сконцентрированный и безизмайловский «Локо», тем не менее, явил свой уже приятно привычный по нынешним временам осенний уровень и прибереженный запас — это относится и к вдохновенному Бузникину (играл бы он так через два матча на третий — цены бы ему не было), и к впечатляющей восьмиминутке Паркса, и к стопудовой уверенности Игнашевича на «точке».

Шансов не ждали, а, взращивая, берегли, холили и лелеяли. Что тоже есть один из признаков класса (шанс Лоськова оставляю за скобками — Лоськова за этот вечер особенно не за что хвалить, его вообще лучше хвалить дозированно). Защита… Да, подкачала, но и Овчинникову можно слегка попенять — Босса порой подводит реакция, пусть выстрел Белькевича в упор и был из разряда почти неберущихся. В общем и целом, с точки зрения футбольного эстета, гости смотрелись лучше, «Локо» же был эффективнее и везучее. Не было бы прухи, да непруха помогла.

Что касается симпатий арбитра… Согласно расхожему афоризму, футбольный матч есть поединок свистка судьи со свистом трибун. Вернее, трибуны, если брать конкретный матч в Черкизово и трибуну гостей. Ибаньес два спорных эпизода решил в пользу хозяев, но сказать, что «ничего не было» с назначением пенальти и «было» с нарушением правил Парксом, вряд ли можно со стопроцентной уверенностью. Вспоминать о том, сколько нас «убивали» и сколько раз футбольной Украине в матчах с российскими командами везло, не буду — не то настроение.

В утешение киевлянам, у которых перед последним туром калитка на выход из группы еще открыта, и предостерегая москвичей с их заслуженным (но, как ни крути, зыбким) лидерством: «фортуна иногда дает слишком много, но достаточно — никогда».
Жаль, конечно, но против этого не попрешь.