Коля-Николаша

Опять «кыно». Коламбия, блин, пикчерс. Теперь про Колю.

Мухи на котлеты, галифе на жакеты — не вынесла душа самого дорогого молодого хоккеиста в мире перспективы ссылки в ЦСКА-2, и промозглой последней осенней ночью отправился рядовой Российской армии Николай Жердев за океан (в США транзитом через Канаду) немалый свой контракт отрабатывать. «Вы хотите об этом поговорить?» — как в известном анекдоте про двух психиатров. В прошлом году была мыльная опера «Свитов и Чистов», теперь вот «Коля-Николаша» — и скучно, и грустно, а придется наблюдать за развитием сюжета. Поначалу стремительным, как в боевике, а потом неизбежно переходящим в фазу хождения по кругу. Руководству клубов и юристам работы подвалило — разгребай не хочу. Таможня пусть сама разбирается, впрочем, поезд давно ушел, и слово «экстрадиция», скорее всего, произнесено не будет. Не вернут ни за что.

Дело даже не в «Коламбусе», руководство которого заключило контракт с Жердевым «на флажке» 15 августа и который сопровождался заверениями сторон, что форвард предстоящий сезон все-таки отыграет за ЦСКА. Понятно, что все чего-то недоговаривали, на что-то надеялись и чем-то заручились, чтобы в нужный момент свои козыри выложить. Руководство ЦСКА — а вот вам копия военного билета, «Коламбус» — а мы ничего не знаем! Руководство ИИХФ — а вот вам игры Жердева в национальном чемпионате, руководство НХЛ — а вот вам действующий контракт с «Коламбусом»! Ну и так далее. Понятно, что о т. н. воинской службе хоккеиста никто не вспоминал — имея, вероятно, каждый свои резоны на момент заключения контракта. Теперь вот пострадавшей стороне пришлось вспомнить. Да бог с ними, с юридическими тонкостями. Пусь юристы разбираются, если смогут.

Дело, конечно, прежде всего, в самом Жердеве. По тому, как он начал сезон, уже стало ясно: толку не будет. У человека семимиллионный контракт в кармане, а ему надо какое-то мастерство совершенствовать. И Колю Жердева в отличие от прошлого сезона если кто и замечал, то только не вратари соперников. У Виктора Васильевича Тихонова такое не проходит, и восходящая звезда быстро обрела статус обиженной — «перестал расти, не имея условий совершенствовать мастерство». Главный тренер был в момент исчезновения на больничной койке, ЦСКА — в глубоком пике, и весь этот детектив с продолжением — весьма «кстати» как для клуба, так и для всего нашего хоккея. Теперь разговоры о «надежде сборной», коих велось немало, можно списать в архив.

Не каждая организация — копия страны, но в случае с НХЛ и ПХЛ основные параметры, пожалуй, совпадают. Как и Штатам, НХЛ на остальной мир, в сущности, плевать, диктат силы и больших денег прикрывается лозунгами о всеобщем благе и соблюдении законности — но лишь слегка и далеко не всегда. Как и России, российскому хоккею хочется быть сильным и единым, но между «быть и казаться» большая разница, а хорошая мина при голой заднице давно не умиляет, нечему тут умиляться. «Мы вторые в мире, мы вторые в мире…» — но первых-то не видно (это я, как вы понимаете, про суперлигу и НХЛ). У них проблем хватает, но они другого порядка, как и у наших стран. Будет у нас такой же уровень жизни — никому бежать не захочется, но мы до светлого капиталистического будущего не скоро доживем.

Что касается воинской службы… Уж если мы никак не можем разобраться с отношением к этой «священной обязанности», то чего требовать от не отличающихся прихотливостью ума американцев? Как бы служит, а как бы — нет, как бы военнообязанный, но как бы — не всегда, как бы закон, но как бы — не для всех, сам черт не разберется, не то что арбитражный суд. Наши докажут, что военнослужащий, — им ответят, что пострадал от дедовщины; докажут, что был заигран в нашем чемпионате, — ответят, что Россия — полицейское государство и молодой человек «выбрал свободу».

Одно ясно. Нет, Коля-Николаша. Нам не встретиться с тобой.