К худу или к добру

Переход есть не просто смена работы и (или) места жительства. Часто это и перемена судьбы.

Люди меняют жизнь, и без этого было бы скучно. Не случайно все футбольные репортажи межсезонья, как бы они ни были написаны и из каких экзотических мест переданы, для подавляющего большинства болельщиков интересны, в первую очередь, новыми именами. Кто, откуда, почему и зачем. Во времена менее заполошные новостей было куда меньше, народ табуном из одного клуба не уходил и тем более табуном не приходил. Сейчас, когда можно в два дня распустить и в две недели собрать новую команду, трудно чем-то удивить. Но даже на этом нашем сюрреалистическом фоне уход Сергея Игнашевича в ЦСКА — событие в определенной степени знаковое.

Итак, накануне первого раунда плей-офф Лиги чемпионов и за полгода до начала финального турнира чемпионата Европы ключевой защитник покидает «Локомотив» ради ЦСКА. Естественным образом создавая большие проблемы как для клуба, так и для сборной. С клубом понятно: противостоять очень мобильному, очень командному и очень агрессивному в атаке «Монако» может, прежде всего, классно сыгранная линия обороны (и игра всей команды, естественно, но в данном случае в фокусе — оборона «Локо»). Эта линия у самого стабильного российского клуба последних лет была фундаментом всех его достижений. И сколько бы мне ни твердили о «лучшем плеймейкере» и «лучшем футболисте» Лоськове, до уровня защиты своего клуба ему ни за что не дотянуться. Окно в футбольную Европу своему клубу прорубили прежде всего оборонцы «Локо» — лучшее произведение Юрия Павловича Семина. И они же сыграли решающую роль в том, что сборная все-таки едет в Португалию. Сергей Игнашевич, может быть, в первую очередь (вспомним и сумасшедшие его голы).

Состоявшийся футболист уходит из состоявшегося клуба в самый неподходящий момент — само по себе нелепо, глупо, некорректно. Понятнее было бы, если бы уходил в зарубежный клуб и иного ранга чемпионат — эта дорога, хоть и вымощена изрядно уже и российскими талантами, больше понятна и объяснима. Но ЦСКА…

Я не о старорежимных понятиях, давно отставленных за ненадобностью, не о примерах ранга «Альберт Шестернев», «Бобби Мур» либо «Франц Беккенбауэр» — оставим в покое великих. Я о вещах простых, объяснимых на пальцах. Такой переход, в рамках одного неказистого чемпионата, возможен только в трех случаях: либо предложенный контракт ощутимо выше, либо отношения с главным (или руководством) не сложились, либо отношения исчерпаны и нет перспективы роста.

Скорее всего, дело в первом пункте, и все бы ничего, но… Неизвестно, доберется ли ЦСКА, кого бы российский чемпион ни собрал, до группового раунда Лиги чемпионов. Неизвестно, как будет перестраивать свою защитную линию Артур Жоржи (соответственно, как это повлияет на защиту сборной). Неизвестно, как вообще проявит себя Игнашевич в новом клубе — не такие уж мы и великие пока…

В силу всего этого можно было и повременить с переходом. Хотя бы слегка. В благодарность клубу и в интересах сборной.
Не повременили (имею в виду футболиста и его новое руководство). Посему ответ на поставленный в заголовке вопрос однозначен: к худу.