Дважды в одну штанину

Хоккей потрясает. В основном не нас.

«А он, что, еще есть?» — спросил меня приятель, узнав, что я пишу про хоккей. Не виделись мы лет 15. Как человек далекий от спорта, он с легким сердцем распростился с советским хоккеем в конце 80-х, российского не знает и особенно не скучает.

Ответить мне было, в принципе, нечего, кроме того, что вот… Виктор Васильевич Тихонов в сборную вернулся… «Два раза в одну штанину», — изрек приятель и потерял интерес к обсуждаемому вопросу.

Тут вот какое интересное дело. Можно долго и много рассуждать о хоккейном буме в России, причем рассуждать вполне ответственно и не голословно. Клубы богатеют, конкуренция возрастает, дворцы строятся, звезды возвращаются, народ валом валит. Все так. Но, в отличие от прошлых лет, все это в толщу народной жизни проникает слабо — так, сотрясение воздуха. Слишком сильна была та, прежняя энергетика проникновения, и слишком велики были потрясения последних лет, чтобы сохранить присутствие хоккея в новом жизненном пространстве. Представить себе сейчас болеющих у телевизора старушек (что было сплошь и рядом) — увольте.

Бум действительно есть. Но такой, в общем-то, локальный, ограниченный кругом клубных болельщиков и специалистов. Без успехов национальной сборной он другим и не может быть (с учетом того, что в России аудитория телеболельщиков, реальных и потенциальных, несравненно больше, чем аудитория дворцов спорта). А с этим, как известно, плоховато. Не способствовала сборная России возрождению института ее поклонников. Не возникло общего и цельного ощущения — только серебряная весна-2002 подарила было надежду, которая быстро истаяла.

В «сезоне Тихонова», который ожидался как поворотный, пока все продолжается в привычном русле. Возвращения на белом коне не получается. В своем клубе у него неважно, в сборной неопределенно — он, похоже, не очень представлял, в какую реальность возвращается. Не в возрасте дело: 73-летний Тихонов глупости делать не боится — значит, хватает молодого задора и энергии. Работа проделывается огромная, результаты неважные.

С этой точки зрения, все четыре этапа Евротура ничем особенным друг от друга не отличались. Шаг вперед — два шага назад. Независимо от состава: тот, что «с бору по сосенке» (как было на Кубке «Карьяла»), выглядел не хуже нынешнего «самого оптимального». Вполне успешно провалившего четвертый и последний этап — Шведские игры. Всего-то надо было зацепиться за второе место, но обыграть удалось только финскую сборную. Которой давно ничего и не надо было в связи с гигантским отрывом по итогам трех этапов.

Соперники наши никогда Евротур за серьезное соревнование и не считали. Но легкое отношение не означало легковесного подхода к игре. И нас, как правило, превосходили в любых, даже самых экспериментальных составах. Лишившись преимущества в индивидуальном мастерстве и слаженности командных действий, мы могли брать только сплоченностью, предельной концентрацией, характером. Так случалось. И на ЧМ-2002 у Бориса Михайлова получилось. Как исключение из правила.

Неладно что-то в нашем королевстве. Не все можно списать на сверхжесткий календарь внутреннего чемпионата и отношение к сборной (не декларируемое, но явственное) как к чему-то не очень нужному. Боеспособный коллектив не очень-то складывается, хотя каждый новый этап прибавляет звездных имен. Неужели и они — «для внутреннего употребления»? Неужели «всех просмотрели и проверили»? Неужели снова — «не успели сыграться»?

Легенда о великом тренере стоит на кону. «Мудрость — это не морщины, а извилины». У Виктора Васильевича осталась возможность опровергнуть едкий постулат. Пожалуй, последняя.