Запасной игрок

Футбол без Романцева.

…Рядом на скамеечке сидел удачливый сверстник. Олег Романцев недавно принял самый известный футбольный клуб страны, прилетел с ним немного заработать, поездка была ему не в радость, тем не менее к собеседнику он был расположен, уверен в себе, и чувствовалось, что энергетики ему хватит надолго.

Никто из нас не мог тогда, в конце 80-х, хоть отчасти предполагать, какие потрясения ждут страну и отечественный футбол. И что самой знаковой фигурой смутных футбольных времен станет в России вот этот человек, выглядевший вполне по-домашнему и не выдерживающий сравнения с великим предшественником. Но игроки, уставшие от Бескова, за Романцева были горой. И Николай Петрович Старостин. И соратники. Люди стали главной его опорой.

Менее чем через полтора десятка лет, перед чемпионатом мира в Японии, я видел усталого, издерганного, растерянного человека, на крупном лбу которого отчетливо было проштемпелевано слово «провал». От снисходительной, победительной уверенности, приобретенной за последние годы, не осталось и следа. «Человек, притягивающий несчастья» — его можно было пожалеть, если бы не было жаль и нас.

Дальше были судороги, финальным актом которых стала полугодовая история с «Сатурном», мутно начавшаяся и еще мутнее закончившаяся. Я, грешным делом, думал, что Олег Иванович отправится куда-нибудь под пальмы — отсидится, расслабится, заставит о себе соскучиться, вернется востребованным и желанным. Впрочем, нынешние реалии особого расслабления не позволяют, вечным Непомнящим можно стать гораздо быстрее, чем раньше. Вот он и пошел. Авантюра не удалась, «спасибо» за попытку говорить некому, да особо и не хочется.

Эти времена всех испытывали на прочность и на вшивость, никто не отсиделся, но кому-то досталось больше, кому-то меньше. Романцев получил сполна и хвалы, и хулы, разрушительных токов времени не избежал, но и саморазрушение тоже присутствовало. Нелогичных, странных, необъяснимых поступков в последние годы стало больше. В какой-то момент масса стала критической.

Когда началось? Когда вернулся в «Спартак» после победного ярцевского сезона? Когда расстался с Тихоновым? Когда призвал на княжение Червиченко? Когда решил, что вытянет на трех должностях?

Превращение удачливого человека в неудачника не всегда может быть вызвано только катастрофическими внешними обстоятельствами. Все совершается исподволь, накапливается, нависает, чтобы потом стремительно обрушиться.

Лишаясь опорных своих людей (порой не без своего участия), сам он эту опорность не сохранил. И это, может быть, главное.

Здоровье — существенная причина, но хотелось бы думать, что не так все у Олега Ивановича плохо.

Сверстнику сочувствуешь хотя бы потому, что в чем-то, пусть самую малость, его понимаешь. Годы не вернуть. Впрочем, думаю, Романцев и не стал бы ничего менять в том самом 89-м.

Когда все еще было впереди.