Черный ворон

Все плохо. И только не говорите мне, что кто-то накаркал или что масть не пошла. Все было в руках сборной России.

Понятное дело, что играть в таком адовом котле, какой из себя представляла арена в Остраве, — занятие не для слабонервных. Но отступать было почти некуда, и это самое почти сыграло с нашими жестокую шутку. Порыв первых минут (да и всего первого перида) был впечатляющий, и в какой-то момент даже показалось — не выдержат словаки, сомнут их. Не смяли.

Играли от сердца, головы не хватало. Холодной головы. Ну хотя бы одной. Зрячий последний пас за весь этот первый сумасшедший период прошел всего один — Яшина на Ковальчука. И то не прошел, а чуть не прошел. Пометалась шайба в площади ворот пять-шесть раз, но сквозь угольное ушко не прошла. И ничего особенного Лашак не делал. Он просто выполнял свою работу, как и вся словацкая команда. Она была не похожа на себя, она отбивалась и явно занималась нелюбимым делом. Но она обнаружила способность терпеть. Очень долго. Неимоверно долго для болельщиков.

Ну, конечно, очень грамотно были врублены рекламные паузы — две подряд в самом начале и потом, когда россияне снова поймали темп, опять им пришлось ехать к бортикам. А кто сказал, что нам будут помогать? Здесь, в Остраве, практически в Словакии?

А потом нам показали, что такое холодная голова и что такое мастерство. Две ошибки были использованы жестко и неумолимо. Ситуация начинала в чем-то напоминать финал ЧМ-2002 в Гетеборге, но энергии отчаяния оказалось требовать не с кого. Сдулся шарик.

Легко нас прижать к стенке, если мы сами особо этому не сопротивляемся. Обязательно нужно довести ситуацию до почти безнадежной, чтобы потом с криком «ура»…

Вот теперь слово «почти» убираем. Вместе с финальным свистком первого матча квалификационного турнира, после которого сборная России перемещается поближе к Дании и думать приходится не то что о выгодной позиции в четвертьфинале, а вообще о выходе в четвертьфинал.

Мне очень нравится словацкий гимн. Но слушать его в этот вечер было больно. Мне очень жаль российских болельщиков, которые правдами и неправдами пытались пробиться на этот матч. Островки их в этом бушующем море были видны. Могли быть и слышны.

Если бы помогли хоккеисты.

А дальше наступала тихая Вальпургиева ночь. Многие в Европе в ночь с 30 апреля на 1 мая отмечают это событие, кое-где плавно переходящее в праздник труда.

Нам отмечать пока нечего.