Мы тоже вступили

Просыпаюсь с бодуна — в Евросоюзе вся страна. Или так: просыпаюсь с бодуна — кроны нету ни хрена, что лучше по ритму и совсем по Иртеньеву. По содержанию не очень — кроне еще долго жить. За окном соловьи что-то раскричались, какая-то Зденка ругает какого-то Петра, слова подозрительно похожи на наши, праздник труда — праздник сюда, но Чехия действительно вступила в Евросоюз, и мы вместе с ней, как мне помнится.

Короче говоря, после словаков надо было как-то релаксировать в любом случае, благо подходящий повод имелся, не имелось только где — живем неподалеку от «ЧЕЗ-арены», в сторону окраины, глушь страшная, выяснять пришлось долго, как и идти. Заведение оказалось вполне пристойным, кухня не работала, что касается пива (только пиво, ничего другого не подумайте!), то цена соответствовала качеству, да иначе в Чехии и быть не могло. Никаких здравиц не произносилось, поздних посетителей это вступление в Евросоюз особо не волновало, просто была ночь с субботы на воскресенье. Посреди всего этого в зал вошли Мирослав Шатан с Марианом Госсой, что абсолютно никого, кроме нас, не напрягло. На ловца и зверь бежал, но людям отдых портить как-то не очень хотелось, так что ограничились дежурным поздравлением, и только тогда на них обратили внимание. Сюр некий все-таки присутствовал. Как если бы в стекляшку на Полежаевской зашел бы, к примеру, футболист Андрей Шевченко. Ну а здесь звезды словацкой сборной. «Не чешской же», — слегка обидевшись на наше недоумение по поводу отсутствия ажиотажа, произнес профессор с серьгой в ухе. Тем не менее автограф взял.

Вот так мы, можно сказать, вместе и нарушали режим. У хоккейных звезд назавтра был выходной, у нас рабочий день, в том и другом случае обошлось без выговора, но на всякий случай папе одного из героев недавнего матча лучше этого не знать. Впрочем, подопечные Франтишека Госсы — люди взрослые, да и заслужили, надо сказать. Наши, может быть, тоже куда-нибудь бы сходили. При случае, естественно.

А поутру они проснулись. Из официальных мероприятий по поводу столь славного события (не посещения хосподы, то бишь пивняка, а опять же приобщения к евроценностям) было отмечено пронесение антиглобалистами гроба, вскрытие которого показало наличие в нем, простите, дерьма. Другие-то уже хлебнули радостей, вот черед и наших заклятых друзей настал. Но это не так же сразу, не прямо 1 мая…

На некоторую отсрочку платежей по счетам оставалось надеяться и нам, возвращавшимся к своим баранам и никакого пафоса по поводу начала праздничной декады не испытывавшим. Как-то плохо было с пафосом. Как-то непонятно было с вечером.

Куда мы с нашей славной ледовой дружиной вступили, надо было еще понять. Но куда-то вступили. После матча с американцами стало ясно, куда.