Жажда жизни

Симпатизирую неудачникам, которые раньше знавали успех. Еще больше симпатизирую тем из них, кто не смирился с новой отведенной им ролью. И еще больше — «маленьким неудачникам», маленьким не в смысле масштаба ударов судьбы, а в смысле роста. В данном случае я об Александре Панове.

Казалось, он повторит (в той или иной степени приближения) судьбу таких «невысокликов», как, допустим, Александр Заваров или Игорь Беланов (Федор Черенков с его кратковременной французской эпопеей — все-таки несколько иное). Успех на родине, популярность и признание, отъезд, щедрые авансы — а дальше сплошная черная полоса, непонимание тренеров и партнеров, травмы и болезни, незаметный закат карьеры…

У Панова, уезжавшего все-таки в иные времена и в более молодом возрасте, и успехов особых за плечами было меньше, но ореол «победителя французов» его окружал, как ни крути, и тот парижский матч сборной России пока ничто еще не затмило.
Два сумасшедших гола ввели его в Европу за ручки, но ничего не гарантировали. И дальше все пошло по накатанной. В какой-то момент можно было констатировать, что еще один талант для отечественного футбола потерян. Какие-то перемещения отнюдь не по первому разряду и вовсе прошли незаметно. Так и доигрывал где-нибудь в Лозанне (не самое плохое для жизни — но не для футбола — место) — да неважно где.

Но он вернулся. Понятно, что не триумфально. Правда, в прошлом сезоне (когда он не от хорошей жизни оказался в составе ныне почившего питерского «Динамо») стало понятно, что Панов еще не списан. Главное, он сам себя таковым не считал, наколотив в первом дивизионе больше всех. Но перед нынешним сезоном кто мог сказать, что в «Торпедо» он будет джокером? О «Зените» и речи не шло. Как сказал нынешний главный тренер его бывшей родной команды Властимил Петржела (высказывание совершенно потрясающее), Панова никто не знал. И в самом деле, кому его в Питере знать? Но…

Что наросло за годы скитаний — как-то стряхнулось. И проявилось то, что приобрелось. Быстрые редко становятся мудрыми, у них времени на это нет. Александра Панова жизнь заставила. Он не поистаскался. И вот теперь выдает матч за матчем, задавая всем хорошие загадки.

Думаю, прежний Панов, выйдя один на один с голкипером, как в последнем туре в матче с «Зенитом», влепил бы от души. А здесь он подрезал, не оставив ни единого шанса Иванову. И, когда забивал первый гол, тоже выбрал единственно правильное решение — не мудрить, а бить в ближний угол. Прошло.

Чем больше таких интригующих возвращений или проявлений — тем интереснее ситуация со сборной в преддверии Португалии и тем больше болит голова у Ярцева. Он при всей своей видимой демократичности упрямец еще тот, что совершенно естественно, и на позиции этой народа вроде как хватает.

Но Панов с его нынешней неистовой жаждой быть в футболе — это очень серьезно.

«Успех нас делает нетерпимым к неудаче. Неудача делает нас нетерпимыми к успеху». Он это прошел.