Легкая рука

У Бориса Николаевича Ельцина была тяжелая легкая рука. В нем было органичное соединение несоединимого — еще и поэтому первый президент России оставил в российской истории незабываемый след.

Думали о нем по-разному, провожали в последний путь добром, никто из нормальных людей вослед плохого слова не сказал — не только потому, что не положено. Он был человек естественный и оставался таким, какой есть, независимо от занимаемых должностей. Даже независимо от самой высокой, которую судьба уготовила ему занять. Эта должность вознесла рожденного в уральской деревне Бутка человека до немыслимых высот, она же забрала у него слишком много — столько, сколько не смогла вынести даже такая могучая натура. Натура широкая, импульсивная, азартная, истинно спортивная.

Спортивная по-российски. Такие природно одаренные мужики могут зацепить спорт краешком, но с легкостью сделать то, что другим дается тяжелым непосильным трудом. Борис Ельцин стал мастером спорта по волейболу, не прилагая каких-то сверхусилий (а играл он замечательно). Но его неуемная энергия требовала иного выхода и на иных рубежах. Требовавших гораздо больших затрат. Можно сказать, всей жизни.

Однако тоску по большим спортивным достижениям он сохранил. Это была та неудовлетворенность, которая не дает человеку застаиваться и довольствоваться достигнутым. Ельцин везде и всюду хотел быть победителем, и ему это, как правило, удавалось. Интуиция, реакция и решительность оставались при нем. Он предпочитал действовать, пусть порой и ошибаясь.

Большие, сильные люди редко бывают завистливыми и злопамятными. В них живет открытость и наивность ребенка — именно потому, что они умные и сильные. Это, случалось, его подводило. Этим, бывало, пользовались, и не только во благо. История, впрочем, всем воздаст по заслугам.

История новой России началась с Бориса Ельцина, что само по себе определило масштаб личности и всего, что было этой личностью содеяно. О глобальном и вселенском много говорилось в эти скорбные дни — и правильно, и справедливо, и заслуженно. История про теннис — совсем не тот масштаб. Но…

Здесь, в этом «ненашем» виде спорта Борис Николаевич и «дореализовал» себя как истинный большой спортсмен и всего вместе с Шамилем Тарпищевым и его подопечными добился. Не столь важно, отчего возникла эта привязанность, важно, как она развивалась и к чему привела. Впрочем, все знают, к чему — тут даже недоброжелатели не посмеют бросить камень.
Мне становилось спокойнее, когда на трибунах я видел Ельцина. Неважно, в каком качестве — президента или экс-президента. О происходящем на корте можно было догадаться по выражению его лица. Это было высокое, но абсолютно искреннее и потрясающе эффективное покровительство. Можно сказать, эталонное. И по-человечески очень понятное.

Большим российский теннис стал благодаря Борису Ельцину, с его же легкой руки стал явлением мирового уровня. Много это или мало? Не знаю. Во всяком случае, аналогов этот личный вклад первого президента России не имеет. Других прорывов у нас нет и в ближайшее время не предвидится.

Может быть, не только в области спорта.