Когда пройдет эйфория

Колонка Владимира Мозгового

Эйфория была неизбежной, хотя бравурные марши с учетом уникального негативного опыта могли звучать и потише. Но как же — в Москве да не победить? Нашим-то чудо-богатырям? При такой-то поддержке?

Под такую музыку память начисто отшибает. Плакат «Даешь первое российское хоккейное золото!» еще не самое яркое свидетельство выпадения из реальности. Да было у России золото, было. И еще много чего после 93-го года случалось, что в плакатах отражать не принято.

Вот и мэр столицы на торжественной церемонии открытия чемпионата мира по хоккею туда же: «Россия ждала этого события 21 год!» Забыл Юрий Михайлович про Питер. Нет такого города. Не было чемпионата-2000. Но мы-то помним, и никуда от этой памяти не деться.

Да, есть любопытные цифры, сами по себе обладающие некоей магической энергетикой. Последний чемпионат мира, выигранный хозяевами, датирован 1986-м годом. Москва, прощальный домашний победный росчерк сборной СССР — кто же знал тогда, что ничего больше не повторится? Ровно через семь лет в Мюнхене первое свое золото на инерции советского хоккея взяла молодая сборная России. Еще через семь лет наступило время питерской катастрофы, самой страшной в истории отечественного хоккея. По прошествии семи лет после Питера ЧМ принимают Москва и Мытищи.

Никакой закономерности в этих семерках (в сумме как раз и дающих число 21) пока не прослеживается, но после подведения ходынских итогов определенная тенденция в любом случае проявится. К этим циклам самое непосредственное отношение имеет Вячеслав Быков — в 86-м как автор решающей шайбы в последнем матче против шведов, в 93-м как опорный игрок и «дядька-наставник», без которого не было бы победы в финале над теми же шведами, в 2000-м как начинающий тренер, приехавший из Швейцарии на финальную часть и заставший только пейзаж после битвы, в 2007-м — как главный тренер сборной России с дебютом на домашнем чемпионате.

Плохое прошлое легко догоняет настоящее, хорошему воплотиться труднее. Быкову сейчас очень трудно удержать баланс между повышенным вниманием к сборной (и его персоне в частности), завышенными ожиданиями и необходимостью абсолютной концентрации ради осуществления этих самых ожиданий. Я ему искренне сочувствую и обеими руками ратовал бы за конвенцию «прессе — один период чистого времени», но понимаю, что в нынешней ситуации это невозможно.

Особенно сейчас, когда легкая прострация по причине такого торжественного и гладкого въезда в чемпионат, несомненно, наличествует. В Серебряном Бору на дне открытых дверей это тоже чувствовалось. Солнышко светит, птички поют, все друг другу улыбаются, единение полное, настроение замечательное.

Все это до первых трудностей, конечно (а без них не обойтись — никто ковровую дорожку к чемпионскому кубку выстилать не собирается). Как при этом меняется атмосфера в команде и вокруг нее, я лично наблюдал не единожды. А если, не дай бог, чего хуже случается, то от эйфории и следа не остается. Будто ее и не было.

Хорошо бы просто наслаждаться хоккеем (а уже есть на что посмотреть). Но это вряд ли у нас получится.