Кого жалеть надо

Колонка Владимира Мозгового

Кого жальче — «Челси» или «Манчестер»? Правильным ответом будет «себя». Потому что хоть и несуразным получается финиш нынешнего европейского клубного футбольного сезона, но расставаться с ним не хочется.

Несуразность, безусловно, присутствует. По три клуба одной страны в полуфиналах Лиги чемпионов и Кубка УЕФА свидетельствуют не столько о подавляющем преимуществе английского и испанского чемпионатов над всеми остальными, сколько о недостатках формулы турниров и стечении обстоятельств. При этом сами клубы, естественно, не виноваты — по крайней мере, полуфиналы Лиги чемпионов реноме главного евротурнира поддержали.

Мне очень не хотелось, чтобы в финал вышли две английские команды. Есть в этом какая-то ущербность и ограниченность, не хватает изюминки и естественной интриги. И еще не очень хотелось, чтобы повторился состав стамбульского финала двухлетней давности. То есть приходилось симпатизировать «Челси» — такой странный получился в силу вышеперечисленного кульбит.

«Челси» со всей его фантасмагорической историей последних лет ни в сочувствии, ни в любви не нуждался. Понты, деньги, Абрамович — какая тут может быть любовь? Никакой это не «русский клуб», умиляться нечему. С игрой сложнее — игра не могла не вызывать уважения, но оно было сравнимо (говорю, естественно, о себе) с уважением к киевскому «Динамо» 80-х годов. Это было восхищение «от противного» — в высших своих проявлениях клуб Валерия Лобановского преодолевал заложенную великим тренером механистичность, но только в высших. В обыденном варианте режим рациональной экономии убивал самую суть футбола, а загнанная в схемы игра казалась сознательно обедненной.

Лондонский суперклуб строился Жозе Моуриньо по той же кальке. Его игра и поступь внушали священный ужас, но достаточно было одного плохо работающего узла, чтобы сбой давала вся машина.

С приходом Шевченко и Баллака «Челси» стал выглядеть человечнее, но потихоньку начала исчезать и отлаженность безупречного механизма. Находящийся между молотом и наковальней португальский гордец не мог не согнуться — и вот тогда я даже стал испытывать к нему некоторую симпатию. На Лигу чемпионов она распространялась в первую очередь — футбольный бог должен был наконец проявить благосклонность.

Не проявил. Потому что «Ливерпуль» Рафаэля Бенитеса был просто-напросто лучше в ответном матче. И лучше, чем «Челси» в первом. Дело даже не в отсутствии Шевченко и Баллака (хотя оно, как ни странно, чувствовалось) и не в тактических хитростях Бенитеса (хотя это, несомненно, свою роль сыграло). Страсть, неуемная и отчаянная, вела «Ливерпуль» к победе, а на «Челси» и Моуриньо лежала печать обреченности. Еще до пробития пенальти было ясно, что лондонцев спасет только чудо. Увы…

А досрочный финал был в Манчестере, в первом противостоянии «МЮ» и «Милана» — может быть, самом захватывающем матче уходящего евросезона. Итальянский клуб его не проиграл — не по счету, а по сути, что позже, в Милане, и подтвердилось.

В итоге все получилось не так уж плохо. За исключением небольших нюансов.