Чей номер шестнадцатый

На семнадцатый номер, выданный на драфт-лотерее в Колумбусе Алексею Черепанову, российская хоккейная общественность прореагировала в основном с обидой. Не на то рассчитывали, не того ждали. При том что цена вопроса просто-напросто смехотворная. Есть первые номера драфта, от которых не знают, как избавиться, и есть сто с чем-то таких, кому предлагают новые сумасшедшие контракты. А соображения престижа, если они кого-то особенно волнуют, можно свернуть в трубочку и отправить по назначению.

Все эти разговоры — и до, и после — не имеют никакого отношения к реальной ценности хоккеиста, в данном случае к ценности 17-летнего форварда омского «Авангарда» и чемпиона мира среди юниоров Леши Черепанова. Драфт — гигантская виртуальная ярмарка по покупке котов в мешках, в которой задействовано множество специально обученных людей. Каждый преследует свои цели и свою выгоду. И я никак не могу понять, с чего мы так упивались первыми номерами Ковальчука и Овечкина — Малкина, равно как и расстраиваемся нынешним 17-м номером Черепанова. Ну стал бы Малкин не вторым, а, допустим, пятым — что бы от этого принципиально изменилось? Меньше бы газеты о нем писали и не так раскручивали — ну и ладно. Находился бы не под опекой Сергея Гончара — так, может, язык бы быстрее выучил. С «Питтсбургом» в плане доверия повезло, но еще неизвестно, когда клуб выйдет на ведущие роли в НХЛ. Во всяком случае не раньше, чем выбравший Черепанова «Рейнджерс».

Генеральному менеджеру Глену Сатеру омское дарование свалилось прямо в руки, как спелое яблоко. Нью-йоркский клуб даже не упоминался в прогнозах экспертов — по самым пессимистичным вариантам, Черепанову отводилось место в первой десятке. Но сами же эксперты — и наши, и заокеанские — говорили о существенных факторах, способных резко снизить «стоимость» самого талантливого российского юниора. Договора с НХЛ как не было, так и нет, российская суперлига средние контракты перешибает легко, перспективы судебных разбирательств мало кого радуют. В общем перечне непосредственно игровые достоинства хоккеиста отходили даже не на второй, а на третий план. Так что приценивались к Черепанову осторожно, беря во внимание сумму обстоятельств. И доприценивались, дав возможность «рейнджерам» потирать руки.
И самому Черепанову грех жаловаться, что он попал в такой клуб (он, впрочем, и не жалуется) — пусть и проблемный, но все равно великий и в последнее время потихоньку обрастающий реальными, а не дряблыми мускулами. Понятно, что ковровую дорожку в случае прибытия через год-другой здесь перед ним не выстелют и 25 минут игрового времени с ходу не предоставят, но все ли наши «великие первые» играют в своих «атлантах», «вашингтонах» и «питтсбургах» исключительно в первых звеньях? Номер драфта — не вечная индульгенция. Бывает, ее и на один сезон не хватает.

Так что поводов вешать нос не имеется. Чем меньше шума — тем лучше. Форвард с таким хорошим потенциалом (сравнивать его с предыдущими «лауреатами» — зряшное дело, он совсем другой), когда чуть заматереет, себя непременно проявит.
Меня, честно говоря, другая «ярмарка талантов» беспокоит — предстоящая суперсерия молодежных сборных Канады и России. Вот где будет распродажа…