О трех головах

Последний в сезоне теннисный турнир Большого шлема завершил процесс формирования нового вида дракона: о трех головах, женского рода, очень симпатичный при устрашающем эффекте. Ибо второй в сезоне русский финал и третья новая чемпионка – это, наверное, для широкой теннисной общественности уже слишком. Но дать гарантию, что процесс приостановится, не сможет никто. Прирост, похоже, предполагается.

Сокрушающе неожиданным стал не сам факт восхождения российского женского тенниса на вершину (это, в принципе, прогнозировалось, вопрос был лишь в сроках), а его стремительность вкупе с непременной сменой очередного лидера. Я небольшой знаток теннисной статистики, но вряд ли долгая и славная история Большого шлема знает много случаев, когда на трех турнирах подряд в женском одиночном разряде побеждали разные представители одной страны. За последние десятилетия ничего подобного не припоминаю.

Новый уровень качества при впечатляющем количестве – вот феномен российского женского тенниса, потрясший этот достаточно стабильный мир в нынешнем сезоне. В недоумении специалисты и болельщики, функционеры и знатоки. Кого раскручивать и на кого ставить – непонятно. Прогнозам – грош цена.

Один, впрочем, оправдывается с потрясающим постоянством, и исходит он из лагеря скептиков. «Стартовая» блестящая победа Анастасии Мыскиной в Париже по отношению к самой чемпионке была преподнесена как факт единичный и разовый. Феноменальный успех Марии Шараповой в Лондоне стал подтверждением того, что теннисный мир столкнулся с новым явлением. Ну а нынешний абсолютно непредсказуемый уникальный результат Светланы Кузнецовой, похоже, действительно определил тенденцию: фаворит есть понятие сменное. С одним существенным добавлением: все они из России.

Не совсем вписываются в концепцию два выхода в финал самой стабильной и самой опытной из этой потрясающей когорты – Елены Дементьевой, но выход в финал еще не победа, и оценивается он по другим критериям. Тут у Елены все впереди. Как и у победительницы в миксте Веры Звонаревой, как у Надежды Петровой – да можно называть любую русскую фамилию из первой двадцатки (а может, даже не из первой?) без особого риска ошибиться.

Но вот лидера безусловного, единственного и неповторимого в женском мировом теннисе, наверное, в ближайшее время не будет. Слишком велика конкуренция и запредельны нагрузки, слишком многим приходится жертвовать, слишком трудно быть лучшей изо дня в день. Модель выстроилась сама собой. Авторство российское.

Истоки феномена пусть анализируют специалисты. Ясно, что явление не сводится к какой-то одной причине. Как ясно и то, что налицо «кризис перепроизводства», неизвестно к чему могущий привести.

Именно из-за этого женской сборной России придется очень непросто.