Побежали…

Сообщения из разных мест об «антитеррористических» легкоатлетических забегах в воскресенье до боли что-то напомнили. И тоном комментария, и картинкой. «На старте стар и млад», «целыми семьями вышли на кросс» – в кадре в это время были только школьники, что, собственно, и раньше было, во времена Советского Союза и комплекса «Готов к труду и обороне». Но нынешняя туфта похлеще той будет. Нынешние массовые спортивные мероприятия зачастую никакой базы, кроме пропагандистской, не имеют. Поэтому тошно вдвойне.

Лет двадцать назад спортивно-массовая работа шла от кампании до кампании. Все на лыжи, все на коньки, все бегом, все поплыли... Существенным было только одно – количество вышедших на старт, поэтому не было человека, от физрука до главного спортивного начальника, кто бы не приписывал. «На старте – миллионы!» – надо ли объяснять, отчего количество физкультурников к Олимпиаде-80 было доведено до цифры 50 миллионов? Все плевались, но против партийной установки не попрешь.

Приходилось искать хоть что-то полезное в этих турусах на колесах, и оно находилось – были и искренние энтузиасты того же бега, и любящие лыжню семьи, и поклонники цеховых спортивных праздников. В конце концов, идеологическая установка при всей своей утопичности хоть как-то заставляла шевелиться целую армию инструкторов и преподавателей. И на местном уровне порой действительно получалось что-то стоящее, пусть и нечасто. Пусть реальных оснований для качественного массового физкультурного движения не было и не могло быть – ни инфраструктура не позволяла, ни социально-экономические условия.

С начала 90-х вранье кончилось вместе с физкультурой, оздоровление стало уделом качков из бандитских бригад (а чуть позже – новых русских и их семей, осваивавших теннисные корты и горнолыжные трассы), рубрики о здоровом образе жизни исчезли со страниц газет напрочь, массовыми спортивными мероприятиями обнищавшую и озлобленную страну можно было только насмешить.

Года три назад, когда на правительственном уровне с положением дел в этой области разбиралась специально созданная комиссия, спортивных журналистов знакомили с ее выводами. С констатацией все было замечательно («все плохо»), пути выхода предлагались по образцу двадцатилетней давности: «улучшить работу», «усилить внимание», «привлечь и охватить». Можно было подумать, что на дворе 70–80-е годы. В числе мероприятий, призванных исправить положение, числился, кажется, и День бега под названием «Вместе с президентом». Предполагалось, видимо, что бег возглавит главный российский физкультурник, а за ним побежит вся страна. Слава богу, до реализации в этом сюрреалистическом варианте дело все-таки не дошло.

Дошло в том варианте, эпизоды которого мы наблюдали в воскресенье. Пристегнули лозунг («бег против террора» – сейчас все массово-пропагандистское «против террора»), согнали школьников, отрапортовали, поставили галочку.

С возвращением, господа-товарищи.