Ночной позор

Не мешай слезу с портвейном, не стучи лбом по крыльцу – вся единая Россия получила по лицу. У кого-то плачет совесть, у кого-то дремлет честь. У России нет футбола, Колосков и Ярцев – есть. Да хоть мрак в конце тоннеля, да хоть света на пятак: настоящие мужчины дверью хлопают не так.

Можно продолжить, но, как говаривал герой Григория Горина, ирония здесь неуместна, а в лирике я не силен. Все укладывается в рифму, кроме счета, а он не из разряда «плюнуть и забыть». Это клеймо, генетическая память, позор несмываемый, ибо поздно посыпать голову пеплом.

Видит бог: я бы скорее предпочел посочувствовать Георгию Александровичу. Ну бывает: и каждый мяч ложится на ногу, и каждый удар в девятку – рок такой.

Я бы посочувствовал, если бы сам главный тренер национальной сборной России не споспешествовал подобному развитию событий. Удача португальцев легла на хорошо подготовленную почву. Не замечать этого было бы смешно, но у нас в основном не замечали, всерьез рассуждая о тактических вариантах и сравнивая силы соперников. Какие варианты, если возможность маневра отсутствует, а упрямство служит заменой тренерской мысли?

Полтора футболиста в запасе, а мы хотим взять реванш у вице-чемпиона Европы и только смешим людей. Впрочем, об этом я писал три дня назад, да и раньше тоже. Правота отнюдь не радует. Лучше бы был повод покаяться в предвзятости и глухом дилетантизме, да его не предоставили.

Я бы посочувствовал, если бы Георгий Александрович поутру не посоветовал пишущей братии обратить внимание на безразличие и безволие вверенного ему контингента. Увы, разве не он сам, даже потеряв треть состава, ограничил его набором только этих имен и, следовательно, отвечал полностью за физическое и психологическое состояние оставшихся в строю? Если был в них стопроцентно уверен – вопросы к тренеру, если уверен не был – тем более.

Русский язык не настолько богат, чтобы отразить в двух словах масштаб происшедшего в Лиссабоне, если не обращаться к ненормативной лексике, естественно. Вполне могла бы подойти знаменитая реплика Вадима Евсеева, но ее, собственно говоря, можно было и не озвучивать. Игра все сказала.

Я бы посочувствовал Георгию Александровичу, если бы он нашел в себе силы уйти вовремя: Евро04 настолько отчетливо высветил пределы его компетенции, что ничего больше и не нужно было. Он остался и пошел той же дорогой, и мы все получили то, что заслужили. Второй тайм матча со словаками и первый с Люксембургом (с Люксембургом!) проходили под колокольный звон, на «Жозе Алваладе» впору было бить в набат.

Наверное, мы еще чего-то хотим. Наверное, можно искать утешения в банальностях: мяч круглый, турнир длинный, Эстонию одолеем, надежда всегда жива.

Но не сегодня.