Справедливая несправедливость

Колонка Владимира Мозгового

Рискуя навлечь на себя гнев поклонников «Спартака», ни о каком роке вести речь не буду. Не было в воскресенье никакой мистики, а было то, что все мы видели. «Спартак» по содержанию игры полностью подтвердил обоснованность притязаний (но только притязаний) на чемпионство, ЦСКА оставил надежду, что в групповом турнире Лиги чемпионов позорно возить его не будут. Хотя Валерию Георгиевичу Газзаеву не мешало бы быть самокритичнее: в Лиге соперники упиваться собственным бесчестием не дадут, и таких подарков, как «Спартак», на последних секундах делать не будут.

Боялся я одного — что команды, играя «от ножа», элементарно поломают друг друга. Без травм не обошлось, но они не были следствием подлости или какого-то запредельного настроя — во всяком случае армейцы от этой «запредельности» были очень и очень далеки. А «Спартак» обеспечил своим болельщикам вторую за неделю микродраму — не такую, как в Глазго, и не с такими последствиями, но все же…

Ощущение такое, что и у нас сезон только-только начинается — вместе со всей Европой. Евросезон давно не стартовал так яростно и драматично (и даже трагически), что обещает нам невероятную по нервным затратам осень.

«Спартак» оказался прямо-таки на острие и в эпицентре футбольной драмы. И что-то мне подсказывает, что команда Станислава Черчесова на этом не успокоится и еще не раз в концовке сезона «порадует».

После Глазго была одна утешающая мысль. То, что спартаковцы не готовы к битвам с «Миланом», «Барселоной», «Ливерпулем» — да с любыми первыми тремя клубами любой группы, — было очевидно. Не может команда, имеющая три-четыре очень проблемные позиции, даже при надлежащем настрое и в оптимальном состоянии биться с крепкими европейскими клубами, не говоря уже о грандах. Хватит, натерпелись мы уже дважды позора, и, учитывая все обстоятельства, победа над «Селтиком» вполне могла оказаться пирровой.

Весь вопрос в том, достаточно ли потенциала для успеха на внутреннем фронте. Дерби в Лужниках могло дать ответ четкий и недвусмысленный, и все к этому шло, но вопрос в концовке поставил сам «Спартак». Выглядевший и свежее, и умнее, и мотивированнее слегка (а порой и не слегка) аморфного ЦСКА, но в который уже раз обнаруживший неумение воплощать все свои достоинства в конкретный результат. Квинтэссенцией этой застарелой спартаковской болезни, проявляющейся в самые неподходящие моменты, была поразительная беспомощность бедолаги Баженова у чужих ворот и преступная беспечность Калиниченко в концовке матча.

Черчесов выпускал Максима как игрока, который просто так мяч не отдаст, — это была высокая степень тренерского доверия и поддержки футболиста, чьи проблемы давно известны. Но Калиниченко вышел не биться, а делать одолжение. Даже если он прав в своих обидах, в таком матче профессионал так себя вести не должен, не имеет права.

Бездарно отправив мяч в штрафную соперника, Калиниченко и помог армейцам организовать последнюю атаку. В том, что она прошла, никакой мистики. Что касается продолжения неудачной серии, то это не самое страшное. Это вообще ерунда с точки зрения того, что происходит здесь и сейчас и что ждет в ближайшем будущем.