Просто турнир

Озеро можно назвать морем, но статус его от этого не изменится. Шахматный турнир в Мехико назвали чемпионатом мира, но за настоящий чемпионат его никто и не подумал принять — пусть даже турнир этот был из категории «супер». Сдается мне, что и сами участники внутренне «получемпионат» так и восприняли — во всяком случае, большинство из них. Ни блеска, ни лихо закрученного сюжета, ни сюрпризов — все обошлось без драм и потрясений. Приехали, сыграли, определили победителя. Но не называет же никто чемпионом мира победителя последнего теннисного турнира года, собирающего лучших по рейтингу…

Шахматы, кстати, догоняют в этом плане теннис. Можно вообще чемпионат мира не проводить — достаточно играть турниры нон-стоп и следить за рейтингом. У кого рейтинг выше, тот и первый. Но, опять же, не чемпион.

Все-таки чемпион мира в шахматах — это статья особая, это титул высокого порядка, который нынче общими усилиями низвели до самого низкого уровня. Это я совсем не в упрек Виши Ананду — он, похоже, в Мехико был наиболее мотивированным, играл в свою силу, обострений не боялся, хотя особенно и не рисковал. Где-то индийскому королю повезло, но добился он всего в основном сам, ровнее и мощнее всех пройдя всю дистанцию.

Все ждали, что вот-вот проснется Владимир Крамник, но соперничества, по большому счету, не получилось. Форма-то была у него хорошая (что все аналитики отмечали), да формат был не тот. Назвали бы большой сбор в Мехико просто турниром — Крамник мог бы его и выиграть. А так… Не зацепил он Владимира, не заставил включиться по полной, не раззадорил. И, что бы экс-чемпион мира ни говорил, право на матч-реванш оставляло для него лазейку, а для шахматного мира — какую-никакую, но интригу. Но не сегодняшнюю.

Еще одно дилетантское соображение касается участия в турнире сразу четырех наших гроссмейстеров. В былое время такая команда вынесла бы кого-то из своих рядов прямо в чемпионы и сделала бы это так, что ни один злопыхатель ни слова бы не произнес. Но наши играли честно и каждый за себя, как и полагается цивилизованным людям и гражданам мира. Опять же есть аналогия с теннисом, но там хоть присутствует нокаут-система и, даже если сходятся представители одной страны, кто-то все равно идет дальше. Тут россияне вяло (а иногда и не вяло) тормозили друг друга, расчищая дорогу к пьедесталу тому же Ананду или Гельфанду. Никто даже не попытался уйти в отрыв, вот мы ничего и не получили.

Речь не о том, что надо было играть в поддавки, но такая возможность, согласитесь, была. Надо бы похвалить четырех мушкетеров, но за что же хвалить, если неистового гасконца среди них не обнаружилось? А турнир, который позиционировался как главное шахматное событие года, потерял всю интригу задолго до финиша.

Может быть, если бы выиграл россиянин, я был бы настроен менее критично по отношению к тому, что происходило в Мехико. Но принципиально это бы ничего не изменило.

Не чемпионат — просто турнир.