Многошумие

Колонка Владимира Мозгового

Нам не дано предугадать, как слово президента отзовется. Слово Владимиром Путиным было произнесено год назад пробросом в Ярославле, после чего с месяц-другой обсуждалось, что же лучший друг российских физкультурников имел в виду и какую европейскую хоккейную лигу надо создавать. Обсуждение велось на разных уровнях и напоминало пародию, ибо толку от всех глубокомысленных речей было чуть.

И вот снова здорово — оказывается, наше хоккейное руководство не дремало, а продолжало работать в нужном русле, и новая лига по образцу НХЛ все-таки будет, причем совсем скоро. Планы грандиозные, охват беспрецедентный, денег обещано немерено, при этом ни один из участников совещания у Сергея Нарышкина не представляет, с какого боку за эту самую лигу взяться. О Евролиге, запускаемой под эгидой ИИХФ в следующем сезоне (а это не самая худшая инициатива Рене Фазеля), вспомнили только вскользь, а в участники российского проекта уже записали и Швецию с Финляндией, и Германию со Швейцарией. Похоже, об этом их даже не спросив.

Я скажу так — нам для приличия хотя бы Белоруссию уговорить, посмотреть, выдержит ли в российской «вышке» киевский «Сокол», сохранит ли свое представительство Казахстан и что в конце концов решит Латвия. Это максимум, на что может рассчитывать новое хоккейное объединение. Все остальное — абсолютный блеф, насколько беззастенчивый, настолько и непродуманный. Все ради сотрясения воздуха, чтобы отрапортовать, как мы старались.

Даже неважно, что это идея Фетисова в обработке Третьяка, — в конце концов, и о фетисовских наработках мы только слышали. Единственное, что реально было на руках, — это бизнес-проект новой Профессиональной хоккейной лиги, который с немалой помпой запускался полтора года назад. У него была куча недостатков, но это было, во-первых, реально, во-вторых, рассчитано на перспективу. С клубами, которые стали инициаторами объединения, можно и нужно было спорить, отстаивать государственные интересы, заставлять их делиться, в конце концов, но не рубить идею под корень.

Потому что все возвращается на круги своя, и играть в новой-старой лиге будут те же самые команды, и никто к ним не будет торопиться присоединяться — не надо строить иллюзий. Хоккей может только подстроиться под межгосударственные отношения, но не в силах их выстроить. У России нет безвизового обмена с Западной Европой и единой валюты — уже одного этого достаточно, чтобы не строить воздушных замков.

И еще вопрос, захотят ли ведущие европейские хоккейные державы объединяться под началом России, даже если им за это приплачивать из нашего же кармана.

Если в новой лиге будут играть все клубы нынешней суперлиги — кто же им еще нужен? Какое такое количество команд надо объединять, если в НХЛ их немногим больше? Копировать Северную Америку, не имея их могучего хоккейного базиса и социально-экономических условий, — чистой воды утопия.

А делать надо просто сильную и самодостаточную российскую лигу. Чтобы в нее рвались и стремились дорасти. Тогда можно рассмотреть предложения и подумать об открытом соревновании.

Но никак не раньше.