Если б он был султан

Не то чтобы я болел за Эвандера Холифилда, но симпатизировал ему. Это, конечно, не совсем патриотично, но четырехкратный чемпион мира такого отношения заслуживает. Несмотря на то что возвращение на ринг 44-летнего Холифилда по-прежнему выглядит небезопасной авантюрой.

В общем, хотелось, чтобы Султан Ибрагимов победил, но при этом чтобы патриарх (если позволительно такое определение для нестарого, в общем-то, человека) не чувствовал себя униженным. Не знаю, был ли расписан сценарий заранее, но все получилось именно так. Красота, зрелищность, интрига, сумасшедшие эмоции — это все дело десятое. Можно сказать, тут Москве не очень повезло. Но, если бы с Холифилдом что-то случилось (а такие опасения были) или же Ибрагимов проиграл бы (такое тоже было возможно), не думаю, что это бы порадовало наших болельщиков.

Ибрагимов тоже не мальчик — как-никак за тридцать. Но сорок четыре — это сорок четыре. До таких лет в большом спорте доживают единицы, еще меньше в таком возрасте возвращаются.

Сочувствие ветеранам, особенно возвращающимся, как правило, обеспечено (это почти всегда вызов неизбежному, попытка остановить неостановимое), но далеко не всегда реванш удается. Удачных возвращений немного, гораздо больше унизительных провалов, заставляющих вспомнить не присказку о старом коне, который борозды не портит, а о старом дураке.

Вот Игорь Ларионов, игравший почти до возраста Холифилда и без всяких перерывов, — умный, поэтому и не возвращается.
Хотя, наверное, мог бы. Кстати, был в начале 90-х один ветеран, который, узнав, какие деньги стали получать хоккеисты, вернулся в большой хоккей спустя пять лет после завершения карьеры. И отыграл еще пару лет, никому не давая спуску. Правда, в хоккее суперветерану все-таки легче — тут не всегда по голове бьют.

Профессиональный бокс, как продукт, имеющий непосредственное отношение к шоу-бизнесу, периодически предполагает громкие возвращения. На них многое строится, да и у ветерана появляется шанс подзаработать на жизнь. Понятно, что для Холифилда финансовый вопрос стоял не на последнем месте. Но он же еще и победить хочет, и даже совершенствоваться (о чем и заявил сразу после боя в Москве)!

Это не пустые слова: на ринге в «Мегаспорте» мы увидели не старую развалину, но вполне конкурентоспособного бойца. И посадка великого боксера осталась при нем, и чемпионская стать, и колоссальный опыт, чувствующийся в каждом движении. Будь Ибрагимов не столь быстр и не так осторожен — вполне бы мог нарваться на какую-нибудь каверзу. Три-четыре опасных для чемпиона мира момента были — и в начале, и в середине, и в конце 12-раундового боя.

Но, скорее всего, при обоюдоостром характере поединка нарвался бы сам великий Эвандер Холифилд, который сражался не только с Ибрагимовым, но и с беспощадным временем. А два таких соперника — слишком много для человека из плоти и крови. Судьи тоже понимали, что прибавить может скорее новоявленный чемпион, нежели великий претендент — это и зафиксировали в протоколах, отнесясь к Эвандеру Холифилду гораздо строже, чем болельщики и сочувствующие.

Если бы Холифилд был хотя бы в возрасте Султана… Но в возрасте Султана и вопросов бы не возникло.