Технология порыва

Колонка Владимира Мозгового

Когда «Спартак» в Тулузе после второго пропущенного мяча споро побежал отыгрываться и оказался на волоске от желаемого, мне почему-то вспомнился завершившийся часом ранее матч баскетбольной Евролиги в Сиене и еще несколько похожих случаев, пусть и из другой оперы. Отбрасывая известные всем объективные обстоятельства, которые ставили под большое сомнение успешный вояж красно-белых в Тулузу (камня в спартаковский огород никто не бросит), под некую общую тенденцию последняя игра сезона подпадает.

Исходя из нее, вопрос: почему в российском футболе и для сборной, и для клубов одинаково плохо играть и под давлением, и при полном его отсутствии (матч с Англией в Лужниках — редчайшее исключение, поэтому он и назван историческим). И почему в баскетболе, волейболе, гандболе нам гораздо чаще удаются почти безнадежные погони?

Понятно, что футбол — особая статья. Из всех перечисленных родственных видов он наименее технологичен, не так зависим от мгновенного тренерского посыла и эмоционального импульса, а голы вообще как из ведра не сыплются. Но…

Сколько уступал ЦСКА Этторе Мессины в начале третьей четверти? Кажется, 14 очков, что, пожалуй, побольше, чем «минус один» в футболе. «Монтепаски» на ходу, состав у гостей далеко не оптимальный, у армейцев не очень-то ладится — а поди ж ты, Мессина мертво вцепился в невеликий шанс и в который уже раз вытащил со своим интернационалом безнадежный матч. Достаточно ответственный, между прочим, против ближайшего преследователя, на его площадке.

Ну хорошо, не россияне вытаскивали (в основном). Но и в чисто российском варианте подобное случается, только как правило, на несколько иной, менее технологичной основе. Семь или восемь подряд сумасшедших подач Александра Волкова в четвертой партии решающего для нас матча волейбольного Кубка мира с американцами были все-таки из разряда обыкновенного чуда. Я очень сомневаюсь, что Владимир Алекно объяснил своему подопечному, как надо подавать в этот момент. Просто сошлось все, а уровень мастерства позволил «оседлать» чудесное преображение.

А еще был четвертьфинал женского чемпионата мира по гандболу Россия — Венгрия с нашим отставанием в 7 мячей, что очень близко к «минус два» в футболе. Ответственность сумасшедшая, на кону путевка на Олимпиаду и все такое, куда как легче совсем развалиться, нежели собраться в единый мощный кулак и абсолютно перевернуть ситуацию. Глядя на Евгения Трефилова и слыша его хриплые призывы, трудно было поверить, что наши поникшие красавицы что-то воспримут в такой зубодробительной кутерьме, — но сработало же, да еще как! Вот вам и старая школа, чисто российская технология порыва.

Не хватило «Спартаку» и технологии, и заводного вожака-наставника на поле. Все было у спартаковских резервистов для осуществления чуда, а вот самой малости не достало. Между прочим, и в оптимальном варианте состава достойнейшему нашему представителю на европейской арене технологии порыва очень не хватает. Чего тогда говорить о недостойных? Про них вовсе по итогам нынешней осени сказать нечего.

А молодые спартаковцы своей минуты славы были достойны. Но случай еще предоставится.