Намёк на тенденцию

В категорию «хороший» или «плохой» год уходящий не укладывается, а сумма впечатлений к какому-то одному определению не сводится. Может быть, с высоты лет грядущих мы вообще будем вспоминать о 2007-м очень тепло и с легкой ностальгической грустью. А пока мы еще просто в нем живем (по крайней мере до старого Нового года), ностальгировать рано...

Есть, правда, применительно к нашим с вами делам одна деталь. Год предолимпийский всегда разнообразнее года следующего, високосного. Олимпиада подминает под себя все или почти все, она сама по себе событие исключительное. Ждешь ее долго, пролетает она как стометровка для спринтера, а дальше наступает неизбежный момент пустоты, который очень трудно чем-либо заполнить.

Мы там (в смысле - в Пекине) будем отнюдь не статистами, что очень радует, но совсем не фаворитами, с чем примириться трудно, но придется. По представительству можем выйти на рекордные рубежи в сугубо наших и тех же командных видах (спасибо героям уходящего года), однако ждать золотого дождя не стоит.

Все разговоры о неких медальных планах оставим чиновникам - им их вести легко, это же не умирать на дистанции или в игре. Я бы вообще предпочел забыть про пресловутый общекомандный зачет - не придают же ему значения страны, которые рады и единичным успехам. Но мы еще пребываем в ином статусе, которого нас попытаются лишить не по каким-то особым геополитическим причинам, а в честной спортивной борьбе. И борьба будет чрезвычайно жестокой. Год 2007-й очень хорошо проверил, кто к ней может быть готов.

А статус свой мы сохраняем не благодаря неустанной заботе партии и правительства, а благодаря колоссальному человеческому ресурсу, инерции прежних лет и энтузиазму тренеров и спортсменов. По мере снижения значимости второго фактора ослабевают и соседствующие, и тут мы в году уходящем далеко не продвинулись. Хотя даже долгожданный Закон о спорте приняли - практически на флажке.

Я поинтересовался у Владислава Третьяка, который продвигал этот неоднократно перерабатывавшийся документ чуть ли в течение всего думского срока, какой из пунктов нового закона реально будет работать в ближайшее время. Третьяк не был бы Третьяком, если бы не ответил, что работать будут все пункты. При конкретизации, однако, выяснилось, что реально пока можно говорить лишь о том, что денег у спорта будет больше.

Этого мало, если мы думаем о той же Олимпиаде в Сочи не только как о пиар-компании, а фундаментально и системно. В новом Законе, увы, о системе нет ничего кроме благих пожеланий «всемерно развивать и совершенствовать». В свете нынешних и грядущих проблем значение «самой большой победы 2007-го» (то есть получения Сочи права на проведение зимней Олимпиады) легко может быть снивелировано.
Впрочем, в связи с годом «двадцать - четырнадцать» и без того проблем хватит.

Год уходящий во многом был годом «радостей на контрасте», нечаянных и неожиданных - подобных гватемальской виктории, которая представлялась проблематичной, феерической победе баскетболистов в Мадриде или свалившемуся на российский футбол счастью в виде путевки на Еврофинал.

Контрасты 2007-го обеспечили нам редкую гамму переживаний. Естественно, не только положительных. Но некий намек на тенденцию, возможно, обозначился.

Так ли это, поймем позже. Не сейчас...