Пора провожать

С биатлоном и фигурным катанием наконец завязали, а во время футбола идет снег. Верная примета, что весны не будет — будет сразу лето.

Провожали зиму, будь она неладна, в Москве и Ханты-Мансийске двумя нашими, можно сказать, стратегическими видами. Которые в последние годы пережили удивительные трансформации и при всей их разности в массовом болельщицком сознании поменялись местами.

Где-то в середине семидесятых годов прошлого века фигурное катание было еще религией. Помню, как для того, чтобы попасть на показательные выступления после окончания Спартакиады народов СССР, пришлось расстаться с новехоньким кейсом — предметом моей студенческой гордости, стоившим немалых по тем временам денег (аж 25 рублей!). Отдал за билет, который невесть как достал приятель. Ни секунды не пожалел — очень уж хотелось живьем увидеть «Кумпарситу» Людмилы Пахомовой и Александра Горшкова, Роднину и Зайцева, Линичук и Карпоносова, и всех-всех-всех. Увидел. Вошло в генетическую память.

Понятно, что такого больше не будет. Фигурное катание прошло свой пик, хотя по-прежнему остается в первых рядах зрительского телерейтинга. И Россия, с невиданной щедростью разбрасывая по миру свое богатство, тем не менее продолжает диктовать моду — исключительно на инерционной мощи и тренерском энтузиазме. Сколько это еще продлится и не завершится ли все на туринском рубеже — неизвестно.

В Москве взяли все что можно. Проявив при этом исключительную и, к сожалению, тоже истинно российскую глупость в части привлечения зрителей. Высокая оценочная комиссия МОК, пребывавшая в эти дни в Москве, успела увидеть полупустые трибуны. На чемпионате мира, которого, по нашим заверениям, Россия ждала целый век. В фигурном катании, где нам пока еще нет равных и где понятие «отсутствие интереса» должно отсутствовать по определению. Интерес-то присутствовал, однако отдав продажу билетов на откуп неким агентcтвам, взвинтившим цены до запредельных, мы добились чего хотели. Мало того что было стыдно за проплешины на трибунах — олимпийским перспективам Москвы очков это не добавило.

С биатлоном другая история. Здесь мы имеем дело не только с грамотным и продуманным пиаром (кто бы мог предположить еще с десяток лет назад, что этот зимний вид станет едва ли не самым смотрибельным?): тут и ввод новых дисциплин, и расширение соревновательной программы, и образцово-показательная «продажа продукта» в телеварианте. На мой взгляд, даже с перебором по всем пунктам, ибо порой создавалось ощущение, что вся зима состоит из сплошного биатлона.

Финальная точка в столице Югры на последнем этапе Кубка мира под финиш сумасшедшего сезона естественно, зафиксировала и усталостный фон, но только не со стороны зрителей. Ничто не помешало — ни мороз, ни относительные неудачи хозяев (особенно в мужской части программы, где при качественно высоком среднем уровне лидеров ранга Бьорндалена, Пуаре и Фишера нет), ни «заколдованность» Ханты-Мансийска, где наши соперники чувствуют себя, как ни странно, комфортнее.

Зима завершается (не смотрите в окно) двумя видами, с которыми связаны едва ли не единственные большие наши надежды на олимпийский Турин. Можно проводить ее с более или менее спокойной душой. Со всеми оговорками.