Когда повеет вдруг весною

В последние годы на Московский международный турнир ходил не то чтобы как на каторгу, но радостного в этих путешествиях было мало. Сам путь до Малой спортивной арены, учитывая холод и ветер (почему-то всегда именно в таком сочетании), способен испортить настроение, антураж допотопной арены отнюдь не праздничный, но главное — игра российской сборной чрезвычайно редко соответствовала высокому статусу турнира (да и сам статус, надо сказать, потускнел изрядно).

В лучшем случае мы смотрелись «не хуже», что не очень прельщало и без того разочаровавшихся в национальном виде спорта зрителей. Последний раз сборная России побеждала в Москве четыре года назад, и отнюдь не безоговорочно.

Ничего особенно не обещал и нынешний, 37-й по счету турнир, в третий раз не от хорошей жизни сменивший название, к которому снова надо было привыкать. Хватало сомнений и по поводу сборной, в руководящем штабе которой присутствовала вполне привычная неопределенность главным образом потому, что у Зинэтулы Билялетдинова хватало забот со своим звездным, но пока малоубедительным «Ак Барсом». Текущими проблемами занимался достаточно неожиданный тандем Владимир Юрзинов-старший — Владимир Плющев, состав вряд ли можно было назвать оптимальным даже с учетом объективных обстоятельств (как-то: предстоящий молодежный чемпионат мира и участие магнитогорского «Металлурга» в Кубке Шпенглера, что не позволило привлечь в команду ряд кандидатов).

А все между тем сложилось. От погоды до игры. Весной определенно повеяло, ну а у страховой компании РОСНО, надо сказать, оказалась легкая рука. Все дело чуть не испортил имеющий эксклюзивные права на показ турнира Первый канал, от большой любви к хоккею расположивший поначалу трансляции глубокой ночью (между тем сетка турнира делалась именно под ТВ — два своих главных матча сборная России начинала в 13.00). Мало того что было проявлено вопиющее неуважение к любителям хоккея — под угрозой и положение самого нового генерального спонсора. Сотрудничество могло закончиться, едва начавшись. Решение о прямых трансляциях было принято, можно сказать, в самый последний момент. А страна могла не увидеть, по существу, самый интересный и уж точно самый успешный для России за последнее десятилетие турнир.

Главное — не пришлось, говоря о хозяевах, опускать глаза и мямлить нечто невразумительное. Можно было спорить, где-то даже поругивать, разбирать варианты усиления, но с самого первого (и, безусловно, определяющего — финны по всем параметрам выглядели наиболее сбалансированной командой турнира) матча именно российская команда навязывала соперникам игру, и победы диктовались логикой развития событий, а не вопреки ей. При том что интрига каждой встречи была закручена до предела, самая крупная победа (4:1, над Швецией) сопровождалась рекордом штрафного времени — 220 минут, а исход был не ясен почти до самого конца.

Потенциал первого звена впечатляет, не говоря уже о просто блестящем дебюте молодого омского звена, явных подвижках в организации обороны и прочих приятных вещах, которым стоит порадоваться и поскорее забыть. Потому что это еще не настоящая весна, до нее еще ой как долго, причем во всех смыслах.

Но этим декабрем весной уже повеяло.