Без пощады

Есть клуб — есть проблема. Нет клуба — нет проблемы. Но если бы все было так просто.

Все происшедшее с волгоградским «Ротором» можно было бы считать частным случаем, тем более что клуб полтора десятилетия и просуществовал как сугубо частный. Подумаешь, история — «у них» вон и не такие великие команды остаются у разбитого корыта, и ничего особенного не происходит. Однако разница большая, просто несоизмеримая.

История с «Ротором» — модель исключительно наша, эксперимент чистый, незамутненный, образцово-показательный. Вот смотрите, что было, что есть и что будет с российским футболом (и не только с футболом) при нынешнем варианте его развития.

Финансовая основа российского футбола — большой мыльный пузырь. Все его сумасшедшие деньги непосредственно к футболу не имеют никакого отношения, это ресурс административный, олигархический или административно-олигархический. Поэтому «там» клубы разоряются, когда становятся убыточными, наши же убыточны по определению, и правила здесь совсем другие (к слову, вся Англия ахает и охает по поводу разорительной политики «Челси» — мол, что это за бизнес такой странный, но мы-то все понимаем, не правда ли?). Если бы клубы наши жили по средствам и точкой отчета было бы зарабатываемое ими самими, избушку можно было бы закрывать на клюшку. Повеселились — и будет.

И все-таки «Ротор» — особый случай. Клуб до самого конца опирался только на собственные резервы. Без административного ресурса, без легионеров, играют только свои — это красиво и достойно, это заслуживало по крайней мере уважения, пока не превратилось в абсолютно наивный прожект Владимира Горюнова, дотянутый до своего гибельного конца. Ни осуждать, ни оправдывать Горюнова мне не с руки, но он, видимо, вполне сознательно ни на какие компромиссы не пошел. На роль человека, бьющего в набат, он не годится, но набат тем не менее прозвучал. Но кто его услышит из такого российского далека? Кто прольет слезу, кто протянет руку помощи?

Времена нынче жестокие и к сентиментальности не располагающие. Ну, конечно, к примеру, Большой театр так просто не закроешь, тут общество еще поднимется — а все, что помельче, и не заметит. Неправомерное сравнение? Как сказать. Может быть, «Ротор» для Волгограда значит не меньше — как вполне состоявшийся и футбольный, и социокультурный феномен. Впрочем, не только для Волгограда, для всей российской провинции, получившей свой «Варяг». Без последнего парада и без пощады.

Безумие какое-то — российский футбол по какому-то роковому стечению обстоятельств (либо по какой-то неведомой нам закономерности — но кто ее проанализирует?) лишается самых благодатных своих футбольных краев. Если бы только Волгоград, но одновременно сошли с орбиты и Ставрополь, и Новороссийск, и Краснодар, по существу, «на флажке»...
Вы поняли, по ком звонит колокол?