Проверка успехом

Большая победа, наподобие той, что добилась в Австралии Маша Шарапова, при всей своей самостоятельной ценности и значимости порой вынужденно становится промежуточной — так складываются обстоятельства, обусловленные конкретной судьбой. И тогда победа просто взывает к продолжению — даже к немедленному.

В победу Маши Шараповой в Мельбурне я не верил до матча с Жюстин Энен. Весь прошлый сезон за исключением самой концовки — через пень-колоду. Сплошные неудачи на фоне рекламной успешности способствовали стремительному огламуриванию образа. Казалось, вот-вот — и теннис отойдет на второй план. Не отошел, больше того — пришел в таком зрелом и убийственном для соперниц варианте, что и сама эта, без сомнения, блестящая победа в Австралии стала казаться только ступенькой для нового мощного подъема.

Вот почему все сразу заговорили о «Ролан Гаррос» и первом месте в рейтинге. В конце концов, никто из наших лидеров два турнира Большого шлема подряд в одиночном разряде не выигрывал, Шараповой именно парижские корты ни разу не покорялись, и когда же атаковать четвертую вершину, как не сейчас?

Но, на мой взгляд, не менее важно, что у Маши получится в конце этой недели в Израиле в матче за сборную России, и что у сборной России получится с Машей. Шамиль Тарпищев, как опытный психолог, о существующих проблемах не говорит и правильно делает (в таком деле каждый нюанс может иметь значение, и даже каждое слово, которое может быть неправильно истолковано как непосредственными участниками, так окружением). Но проблемы, несомненно, есть.

Шарапова слишком долго собиралась в сборную и слишком часто расстраивала болельщиков своим отсутствием, чтобы вот так сразу из лидера индивидуального, эгоистичного и самодостаточного стать и лидером команды. С точки зрения профессиональной Маше это не очень и нужно (в конце концов, что такое Кубок федерации по сравнении с Большим шлемом?), однако вопрос сопричастности и даже, если хотите, самоидентификации и для нее не такой уж бросовый. Можно сколько угодно признаваться в любви к России, но только реальное соучастие вызывает ответные искренние чувства.

И все-таки сборной России в ее нынешнем переходном состоянии Шарапова нужна больше, чем сборная — Шараповой. В этом и корень проблемы, помимо всего остального, в том числе и особого положения. «Как все» она быть уже не может в силу положения суперзвезды — ну или почти суперзвезды, если иметь в виду только спортивные достижения. И даже для Шамиля Тарпищева с его уникальным опытом и умением сглаживать любые острые углы ситуация перед матчем с Израилем — не из простых.

Что касается других побед последних дней, то они при всей их нетривиальности (это касается и первого европейского успеха танцевальной пары Оксана Домнина — Максим Шабалин, и поднятой вверх руки Александра Поветкина в тяжелейшем бою с Эдди Чемберсом), то они точно потребуют подтверждения на совершенно другом уровне.

Главное — чтобы сами триумфаторы понимали, что это только очередная ступенька.