Восклицательный с многоточием

Грех жаловаться на судьбу — она сборную России по биатлону в Эстерсунде не обидела и медалями не обделила. Последняя гонка, впервые оставившая россиян без подиума, просто напомнила о том, как нелегко даются медали. А заодно слегка остудила пыл чиновников, готовых собирать плоды невиданной победы и складывать себе в карман. Поле после битвы принадлежит известно кому.

Мы уже, увы, привыкли, что верхушка руководства нашим биатлоном живет от скандала к скандалу. Это даже стало общим местом — чем медийнее и привлекательнее становился король зимних видов, тем сильнее были и внутренние противоречия, и «бодания» тренеров с Союзом биатлонистов. Его президент, великий Александр Тихонов, в роли большого руководителя никак не наиграется в ковбоя, и игры эти заходили слишком далеко.

Теперь вроде как получается, что Тихонов во всем прав — результат на табло. Но я бы не спешил выдавать индульгенцию и прославлять мудрость начальства. Противоречия-то сохранились, несмотря на медальный блеск и так удачно сложившийся чемпионат.

Важно, что спортсмены и тренеры словно стряхнули с себя годами копившийся негатив, заложниками которого они были, послали все к дьяволу и отработали по максимуму. Естественно, с разной долей везения, да и максимум оказался разный - биатлон, при всем его ломовом внешнем образе, вид очень тонкий и хрупкий, невероятно зависимый от «настройки», физического и психологического состояния.

Максим Чудов (в первую очередь) и Екатерина Юрьева не просто попали в пик формы — они сохранили мотивацию до самого конца, что с нашими чемпионами случается нечасто. Очень трудно после большого успеха на время о нем забыть, счесть за промежуточный финиш и смотреть только вперед. Максиму Чудову почти удалось пройти чемпионат на таком уровне концентрации, который доступен только великим чемпионам. Самой малости не хватило.

Это ничуть не принижает выдающегося достижения биатлониста из Уфы в виде двух золотых медалей и дополняющего их комплекта — просто лучше стали видны новые вершины. Не факт, что Чудов их возьмет: важно, что сам Максим поверил в их достижимость и будет к этому стремиться, парень он упорный.

Женская эстафетная команда с блистательной, но измученной Юрьевой не могла, пожалуй, составить полноценную конкуренцию немкам. Если бы учитывалась оценка за «мужество», то, по крайней мере, серебра девушки были достойны. Но неисправный боек на винтовке Альбины Ахатовой, помимо вопиющей несправедливости происшедшего, — результат чьей-то халатности (надеюсь, не злого умысла) и какого-то недосмотра.

Не надо было уважаемому комментатору заранее восхищаться героической бронзой. Слово материально. Понятно, что спортсмены от репортажа не зависят, но любое несовпадение ожидаемого с реальным больно бьет по всем тем, кто не отключает звук. А звук по ходу чемпионата порой отключать было надо — хотя я тут, возможно, пристрастен, и кому-то вариант преподнесения биатлона как шоу в исполнении одного человека пришелся по душе.

А Катя Юрьева, которую на последнем вираже обошла Сандрин Байи, после финиша лежала бездыханной. Бог с ней, с бронзой — за спортсменку было страшно.

Восклицательный знак поставили. С многоточием.