Желание и возможности

Колонка Владимира Мозгового

Сергей Федоров был и останется самым загадочным российским форвардом из всех наших, покорявших заокеанские хоккейные просторы на рубеже веков. Вот сейчас, когда он на склоне карьеры оказался в «Вашингтоне», соблазнительно сравнить это завершение с расцветом, тем более что все так удачно закольцовывается — там был победоносный «русский» «Детройт», сейчас — «русский» «Вашингтон».

В первом эпитете все дело. Столичный клуб как ни пыжится, до «победоносности» никак не доберется. Есть неистовый Александр Овечкин, есть талантливый Александр Семин, есть умница Виктор Козлов, ну и креативные местные тоже имеются, однако же в команду все эти личности никак не соберутся. Вопроса в том, поможет ли им Сергей Федоров в качестве объединяющего начала, нет. В таком качестве — не поможет. В каком-то другом — может быть. Но этого может не хватить даже для того, чтобы «Вашингтон» просто вышел в плей-офф, не говоря уже о более серьезных высотах.

Это не в упрек Сергею Федорову — центрфорварду от бога, самому универсальному нападающему НХЛ последних полутора десятков лет, последнему уникальному отпрыску советского хоккея, который идеально вписался в заокеанский хоккей и тамошний образ жизни. В 1994 году, во время первого большого энхаэловского десанта в Россию, он был даже больше «инопланетянином», чем Игорь Ларионов. Он вел себя так, что по плечу его хлопать не стоило, — за этим не было ни высокомерия, ни позы. Просто это был другой человек, даже говорящий по-русски с легкой заминкой и уловимым акцентом.

Хорошо это или плохо — не мне судить. Позади у Федорова был звездный сезон с каким-то немыслимым количеством шайб и передач, впереди маячил триумф, открывались невероятные горизонты — и все это осуществилось через три-четыре года. «Неистовым» Сергея никогда не называли, брал он другим — сам уровень игрового мышления делал его лидером на площадке. В хорошей компании этого было вполне достаточно — кто-то зажигает, кто-то бьется, кто-то забивает, а Сергей Федоров всегда играл.

Просто со временем, когда тот звездный «Детройт» уже заканчивался, в Федорове хотели видеть не просто универсального форварда, но и мощного командного лидера, лидера по духу. А он никогда таковым не был и не будет. Что отчетливо показал его «последетройский» период, включая и пребывание в среднестатистическом «Коламбусе». Хороший опытный форвард, честно и порой не без блеска работающий на команду, — не более того. Если бы было по-другому, «Коламбус» не расстался бы с Сергеем даже под угрозой потери больших денег.

«Вашингтон» — тот же шарик, только в профиль. Наши… Думаю, наличие в составе столичного клуба молодых звездных соотечественников (речь, прежде всего, об Александре Овечкине) определяющим для Сергея Федорова не является. Этот российский мотив — не доминантный, не более чем забавная случайность. Ему, конечно, не все равно, с кем играть, однако же важнее иные приоритеты.

А попадать Сергею Федорову надо было в клуб, в котором ему просто было бы достаточно быть самим собой 38-летним — и при этом претендовать на Кубок Стэнли. Но от его желания в данном случае мало что зависело.