Олимпийская дисгармония

Сообщения о путешествии эстафеты олимпийского огня по городам и весям напоминают то отчет о пафосном мероприятии, то сводку с места боевых действий. Из чего можно сделать простой вывод: лучше было бы вовсе обойтись без такого затратного мероприятия, чем испытывать на прочность олимпийские идеалы.

Благородная идея проведения эстафеты используется на свой лад и политиками, и фанатиками. Олимпийский огонь из символа мира и согласия в один момент может стать символом раздора и неразрешимых противоречий. Огонь, конечно, ни в чем не виноват — в отличие от людей.

В Алма-Ате, Стамбуле и Питере вроде бы обошлось без особых происшествий, в этой части эстафета Афин не была подхвачена. Деньги, конечно, были угроханы немалые, обеспечение безопасности превышало все разумные пределы, неудобства для горожан хватало, как и высокопарных заявлений — но, по мнению организаторов эстафеты, каждый ее этап был наглядным свидетельством приобщения к всеобщей гармонии. На фоне проблем вокруг приближающейся Олимпиады-2008 это звучало если не цинично, но достаточно наивно. Так получается всегда, когда желаемое выдается за действительное.

После Лондона надпись «Путешествие в гармонии», украшающую «олимпийский» самолет, стоило бы потихонечку закрасить. Восемь часов путешествия огня по Лондону вместили и манифестации, и попытки отобрать олимпийский факел, и перекрыть движение эстафеты. Какая тут гармония, если несколько десятков человек были арестованы, а каждый факелоносец ощущал себя объектом вероятного нападения?

Тибетская проблема, давшая второе дыхание движению протеста против проведения Китаем Олимпиады (после «проблемы Дарфура»), в ближайшее время не рассосется. Глупо отрицать ее наличие, но использовать Игры в качестве инструмента разрешения такого глубинного противостояния не украшает никого из участников акций протеста, какими бы благородными помыслами они ни руководствовались.

Политики, всеми силами взявшиеся защищать право Тибета на автономию и делающие громкие заявления о возможном бойкоте если не самой Олимпиады, то по крайней мере церемонии открытия, тоже подлили масла в огонь. Если уж относиться к проблеме серьезно, то выступать надо было еще до избрания Пекина столицей летних Олимпийских игр.

Раз мировое сообщество согласилось с тем, что крупнейшее событие четырехлетия доверено стране великой, но своеобразной, чье представление о демократии и правах человека весьма отличается от традиционного, то придется выдерживать линию. Тем более что китайское руководство ни мелким, ни крупным шантажом не прошибешь — оно будет действовать так, как считает нужным, и тому же несчастному Тибету как бы не было хуже от «защиты бойкотом». Китай в любом случае Олимпиаду проведет — слишком многое он на нее поставил.

Вообще, надо договариваться заранее о некоей «зоне тишины» — на период после зажжения олимпийского огня и до того момента, когда он будет погашен. Понимаю, что это утопия, что невозможно выработать механизм осуществления подобного общественного договора — в силу наличия неразрешимых противоречий и просто человеческой глупости.

Но если олимпийский огонь невольно становится очагом раздора, то факелом лучше не размахивать.