Невозвращенец

Счет, с которым досрочно завершился матч на первенство мира по шахматам, никого обмануть не может. В шахматах минус два — это много. Слишком много для борьбы равных соперников. Непростительно много для Владимира Крамника и его команды.

Честно говоря, я внутренне был готов к тому, что все завершится в понедельник — Вишванатан Ананд, кажется, и соперника убедил в том, что сопротивление бесполезно. Честь и хвала Крамнику, что он смог эффектно хлопнуть дверью и продлить матч на два дня, но возможность повторить подвиг во второй раз казалась уже вовсе фантастической.

Веры не было (с учетом общей ситуации и конкретных обстоятельств) — тем не менее говорить под руку не хотелось, это было бы неуважительно по отношению к претенденту. Пришлось ждать того, что, собственно, и должно было случиться: Ананд после щелчка по носу, который ждал его в десятой партии, в одиннадцатой сумел собраться и с железной неумолимостью сыграл белыми на ничью.

Обидно стало не в среду. Это случилось гораздо раньше, еще в первой половине, когда уже проявилась разница в уровне готовности чемпиона мира и претендента — не готовности «вообще», а именно к этому матчу. Допускаю, что в целом Владимир Крамник накануне сражения в самом деле чувствовал себя уверенно — но он и предполагать не мог, на какой фантастический уровень выйдет чемпион мира.

Когда претендент и его команда пришли в себя, было уже поздно. Три тяжелейших нокдауна на достаточно короткой дистанции практически не оставляли шансов. Теперь есть очень большая вероятность того, что российский гроссмейстер в ближайшем будущем корону чемпиона мира не наденет. Собственно, кроме Крамника, если по большому счету, на нее и некому пока претендовать. А сумеет ли он оправиться от такого жестокого удара — большой вопрос.

Нынешней осенью могли состояться три возвращения, так или иначе волновавшие спортивный мир — в боксе, шахматах и теннисе. Возвращение великих — один из самых интригующих сюжетов (если не самый интригующий), за них болеют даже те, кто в годы их господства чемпионам не симпатизировал. За Виталия Кличко переживали явно больше, чем за Владимира Крамника и Марата Сафина. Но человек, почти четыре года не выходивший на ринг, сделал посмешище из полного сил здоровяка.

Марат Сафин никуда не уходил, это вообще другой случай, как другим должно было стать и возвращение — но оно не состоялось даже в масштабах Кубка Кремля. Теннис не устал от Сафина — это Сафин устал от него.

Оставалось дождаться Владимира Крамника, который казался самым железным кандидатом. И, если бы Вишванатан Ананд играл против него так, как боксировал Самюэль Питер против Виталия Кличко, это стало бы возвращением года. Увы…
Конечно, нынешние матчи за шахматную корону — слабое подобие прежних. У нынешних чемпионов — короткое дыхание и несравненно меньший авторитет, система их определения не способствует авторитету высокого звания, за «усеченными» поединками спортивный мир давно не следит, затаив дыхание.

Все так. Но это слабое утешение.