Все включено

Роскошные наступили времена для российских журналистов, пишущих о теннисе: все интересно, и при любых раскладах что-нибудь хорошее обязательно происходит.

Я-то помню времена другие, когда сидели мы в такой глухой засаде, что выход представителя России в третий круг любого турнира Большого шлема автоматически становился событием. Соответственно, пишущая и снимающая российская братия довольствовалась… ну не сказать чтобы объедками с барского стола, но чем-то вроде этого. Мы многое знали об элите мирового тенниса, но это была какая-то иная, мало совместимая с нашей жизнь.

Теперь у меня такое ощущение, что мы просто не поспеваем за российским теннисом — не в плане освещения событий или информированности, а в понимании и анализе сути происходящих буквально на глазах изменений. Да, россияне могут провалить Уимблдон, но в том-то и дело, что никакой трагедии не случится, потому как база наработана мощная, год уже не зря прожит и будущее вполне определенное не туманное. Все что надо будет. Кто-нибудь да выстрелит.

Жаль, что сошел Николай Давыденко. Явление он особое, можно даже сказать, редкостное. Я даже не беру в расчет чисто спортивные результаты — суперигроком Николаю вряд ли суждено стать, слишком много тут должно сойтись факторов. А вот в плане личностном он интересен чрезвычайно. Я бы даже сказал, что теннисный «театр Давыденко» при внешней неброскости на сегодня может конкурировать с любым другим. Внешность у Давыденко при этом совсем не актерская (скорее, режиссерская, да и стиль общения с журналистами тоже из этой категории), внешние эффекты ему совершенно чужды, но глубинная сила и подлинность чувствуются даже тогда, когда Николай проигрывает. Здоровья не хватает, но с силой духа все в порядке — а это иной раз важнее, чем победные марши.

Говоря о симпатиях к Давыденко, я совсем не принижаю заслуг безусловного лидера мужской российской плеяды, одареннейшего Марата Сафина, но тут с силой духа и умением держать уровень на протяжении длительного времени как раз не все ладно, а эффекты в основном поверхностные и уже предсказуемые. В этом же ряду и отказ сыграть в четвертьфинале Кубка Дэвиса с французами: понятно, что здоровье дороже, с застарелыми травмами не шутят, да и вообще, смешно требовать каких-то жертв от звезды такого калибра, но… Что-то в этом отказе (а может быть, в форме отказа) было не очень хорошее. И опять же дело не только в резко снизившихся шансах российской команды…

Ну да ладно. Уимблдон в разгаре, россияне и россиянки в центре внимания, и быть не чужими на этом празднике теннисной жизни, согласитесь, приятно. Не так уж много в нашем спорте вещей безусловных, за которыми следишь с легким сердцем и без посыпания головы пеплом.

Вне зависимости от окончательных итогов.